24.09.2020

Режиссер туминас открыт — некоторые спектакли невозможно представить без гедиминаса гирдвайниса.

Автор: nikkoder77

Режиссер Туминас открыт — некоторые пьесы немыслимы без Гедиминаса Гирдвайниса: будем думать, как дальше жить без владельца

Режиссер туминас открыт - некоторые спектакли невозможно представить без гедиминаса гирдвайниса.

Мы потеряли киноактера Гедиминаса Гирдвайниса. Вчера вечером пришла болезненная новость — у меня остановилось сердце. На миг — и только в его воспоминаниях останутся его Авнер Розенталь из «Улыбнись нам, Господи», Сприх из «Маскарада», Елки из «Вишневого сада», старый Бенд из «Марчи», Ягайла из «Родственников» и оригинальный Пинчук из «Дьявольской невесты» «. Перечислить все его роли тяжело..
В наше время большинство людей — его товарищи, актеры, другая категория людей на сцене и в театре или же просто его зрители — разделяются воспоминаниями и большими буквами говорят наиболее красивые слова об актере..
Нынешняя тема дня — коллеги Г. Гирдвайниса, которые провели с ним пару лет на сцене — Арвидас Дапшис тут, в студии, удаленно — Андрюс Жебраускас и режиссер Римас Туминас, который также имеет сложности со здоровьем и на данный момент находится в немецкой больнице..

— Г. Гирдвайнис играл во многих ваших спектаклях, он был одним из тех, с кем вы создавали Вильнюсский Малый театр. Каким неожиданным и болезненым было для вас известие, что его больше нет?
Р. Тумин: Ему не надо было помирать. Не похоже на человека, который мог умереть. Он был сильный, мощный, пухлый, настойчивый. Жемайтия. Не общаться. Но его всегда сопровождала тревога — тот, кто прожил собственную жизнь, горе. Это привело его на сцену, к творчеству. Ему было больно, он поделился этим. Очень умный, неясный, неясный человек. Одаренный, разумеется.

— Коронавирус остановил вашу восстановительную работу легендарного спектакля Вильнюсского Малого театра «Смерти не будет», посвященного тридцатилетию театра. Там же была роль Г. Гирдвайниса. Что ты будешь делать в настоящий момент? Вы поменяйте это, что вы поменяйте?
Р. Тумин: Сезон и знаменательная дата «Тут смерти не будет» объявлены, но, видите ли, это так. Иногда она возникает. Уводит, ворует, похищает очень дорогих, очень близких людей. Мои душевные соболезнования его супруге, семье, внукам, которых он безмерно любил. Итак, этот сезон будет называться «Тут не будет смерти», чтобы больше не было. Пускай все будут здоровы, живы, счастливы. Я думаю, что мы замедлим рождение этого спектакля, новое рождение, восстановление, подумаем, как дальше жить без нашего владельца Г. Гирдвайниса. Это кратковременные планы.

— Последняя его роль была в спектакле Кирилла Глушаева «Я ничего не помню», а предпоследняя — в «Марше» вашей дочери. Без Г. Гирдвайниса эти представления тяжело представить. Может быть, эти выступления просто не пропадут? Как бы вы себя вели в данном случае?
Р. Тумин: «Улыбнись, Господи», после смерти Витаутаса Григолиса, мы выбирали неоднократно. Мы все хотели и дальше демонстрировать спектакль, его жизнь. Но мы два раза собирались, замолкали, садились и ничего не находили, даже себе представить не имели возможности, кто сможет заменить Григолиса. Вот так мы расстались. И вот он, 3-ий пассажир в вагоне, в котором он ехал в Вильнюс, в столицу, в Иерусалим, в святую землю. 3-ий пассажир, Г. Гирдвайнис, также сошел с трапа. Так что это все остается только в воспоминаниях.
— Гражданин Дапши, я помню вас в «Маскараде» с Г. Гирдвайнисом, но неужели это не один спектакль, который вы играли вместе? Сколько лет вы знаете Г. Гирдвайниса
А. Дапшис: Я в настоящий момент точно не вспомню.
— Так как издревле?
А. Дапшис: Я не очень люблю числа. На это понадобилось время, мы уже знакомы, работали на различных работах, как на телевидении, так и в театре. Он снялся в одном спектакле, который я строил. Не знаю, я на данный момент просто переосмысливал, пытался вспомнить различные эпизоды и из-за чего то отыскал его самую отличительную черту, по всей видимости. Одна экскурсия. Длительная экскурсия автобусом, изнурительная экскурсия. Ночь, спать. Я практически не сплю в поездках, это тоже так сложно, не приятные моменты. И вдруг он о чем-то заговорил. Вдруг я услышал его слоган: «Кристина, наша любовь высока!» Вот в настоящий момент, я думаю, если он уже поднялся с собственной любовью, он смотрит на всех нас сверху..
— Вы сами только что сказали, что знаете Г. Гирдвена несколько лет. Осталось ли в нем желание играть со временем2 Так как, говорят, с возрастом человек становится все более ленивым. Как Г. Гирдвайнис смотрел на собственные работы и собственные роли?
А. Дапшис: Смотрел с особой ответственностью. Он очень профессиональный артист, очень фундаментальный, глубокий и очень правдивый. Иногда эта правдивость беспокоила некоторых. Для некоторых сотрудников. Мужчина, который может достигать собственной цели до конца. Честно стремиться и не сдаваться, не предавая собственной цели на какой-то компромисс. Часто это может вымотать других. Однако это прелестная отличительная черта. Так как это была профессиональная черта.

— Идет речь о его остановленном сердце. Вы когда-либо слыхали, чтобы он жаловался на душевную боль? Я считаю, что в актерской работе все еще существует очень много стресса: и это сочувствие, и приобретение роли. Вы слыхали жалобы?
А. Дапшис: Подобных прямых и очень глубоких вздохов не было, но иногда решались. Разумеется, у него было очень высокое артериальное давление, по этой причине ему доводилось все время беспокоиться, пить лекарственные препараты.
— Но то, что вы слыхали, было неожиданностью?
А. Дапшис: Это было внезапно, это было действительно внезапно. Он был достаточно солидным до конца, как я думаю.
— Господин Жебраускас, что было первой мыслью, когда вы выяснили, что Г. Гирдвайниса больше нет
А. Жебраускас: Возможно, я не помню первую мысль, но я действительно чувствовал эмоциональное сжатие груди. Для меня это было особенно внезапно, так как я его давно не видела, в театре в настоящий момент меньше. Мне это действительно всегда казалось упрочненным. Я все думал: он на 15 лет старше меня, но то, насколько выгодно он смотрится, для меня немного важнее. Это было очень внезапно.
— Вы вместе играли, репетировали, гастролировали. Каким коллегой и партнером это было для тебя?
А. Жебраускас: Гуд был партнером, казался ровесником. Это было действительно по-юношески. Я согласен со многими — с коллегами, что он был очень профессиональным, очень честным и пунктуальным, у него никогда не было с ним проблем. Возможно, я знал его нескольно иначе, так как он не казался мне безмолвным. Мы с ним утверждали о природе, об усадьбе. Когда мы сели побеседовать, мы много говорили про это, так как это как-то нас объединяло, мы действительно много говорили..

— Он также провел последние дни в усадьбе, которая за ним ухаживала. Г. Гирдвена знали многие. Как он сам отреагировал на собственную популярность, признание, популярность? Как это много значило для него? Был ли он более закрытым человеком и не очень любил демонстрировать эту огласку
А. Жебраускас: Не знаю, у меня создалось впечатление, что в действительности это не так. И театр был для него так важен. Важна была публика, этот контакт с аудиторией и эта жизнь для них. Однако что бы он немного поднялся, чтобы к кому-то ощутить некую тень славы. Я никогда не замечал этого.
— Я понимаю, что вы все должны выступить сегодня по такому разочаровывающему поводу. Но мы, наверняка, тоже не сможем говорить, это было бы просто непростительно, так как Г. Гирдвайнис был уже не говоря о многих, но действительно тяжело найти кого-то, кто его не знал бы. Это был бы мой последний вопрос ко всем вам: что бы вы сказали ему на прощание? Как бы звучало ваше прощание, Гедиминас Гирдвайни
Р. Тумин: Я бы попросил Господа улыбнуться ему.
А. Жебраускас: «Улыбнись, Господи», — его персонаж Авнер, он не успокоился. Как и Гедиминас, я думаю, что отдыхал мало. Его основным словом в усадьбе также было «работаю», «в усадьбе я работаю». Некоторые утверждали: «Мы отдохнем, когда умрем». Что, Гедиминас, отдохни в настоящий момент.
А. Дапшис: На моей памяти упоминалось имя Кристины, я не хочу, чтобы кто-то неверно это понял. Кристина — его супруга. Это та любовь, которую он тогда так высоко поднял, что распространяет ее оттуда всем. Для всех нас.
Источник: www.lrt.lt