Робертас даргис. даже золотой компресс младенцу не поможет

 робертас даргис. даже золотой компресс младенцу не поможет

У нас больше, чем кризис с коронавирусом. Существует еще один кризис, более глубокий, это кризис ответственности и профессиональных навыков. Это может быть страшнее, так как если у первого со временем истечет срок, то второй, созревший до карантина, может никогда не завершиться и сильно ударить..
Уже более тридцати дней треть жителей Литвы не работают из-за карантина. Имеющихся инструментов также не хватает. С самого начала мы говорим, что тут важнее всего скорость, так как ситуация в бизнесе ухудшается, а настроение плохое. Банки уже открыто говорят, что государственное финансирование может быть предоставлено лишь через 3–4 недели..
16 марта был объявлен пакет экономичной поддержки в несколько миллиардов евро. Бизнес с лицами, принимающими решения, регулярно говорит про это, но измельчение все еще продолжается. Смотря на то, как наши соседи справляются, в какой степени и какими темпами они пытаются спасти бизнес и одновременно экономику Германии, Нидерландов, Франции, Норвегии, Эстонии и иных государств, у меня, естественно, появляется вопрос, почему мы опять волочим за хвост? Есть множество причин для этого.

Во-первых, если руководители наших министерств пытаются сделать быстрее процессы и принимать решения, то средняя и на данный момент вялая цепочка государственного управления думает не о скорости, а про то, как делать ставки, защищаясь от будто бы только мошенничества и эксплуатации ситуации. и зарубежные деньги не у дел. Итак, какой может быть эффектный процесс, который не построен на доверии и готовности вместе выйти из кризиса
Второе, решения и скорость зависят от людей, которые никогда не занимались бизнесом, не знают, как работают рыночные механизмы и законы, не создали мест для работы. По этой причине их подход к бизнесу полон недоверия и абсолютно необоснованной дидактики про то, что бизнесу, который не развил собственных учеников в свое время, теперь придется извлечь болезненные уроки..
Если доминирует мнение, что государство развлекается в бизнесе, открывая собственную горячую телефонную линию последней линии, однако не будет понимания, что это не вина бизнеса, а массовая пандемия и ограничения, наложенные на бизнес сегодня. там, где это есть, у нас не будет общего консенсуса и понимания. Понимая, что все меры обязаны быть направлены на поддержание конкурентоспособности нашего бизнеса, так как финансовая траектория Литвы на пару лет зависит от восстановления бизнеса.

Третье, функционирование нашего госсектора ориентировано на процесс, а не на достижение результатов. То, что мы наблюдали все эти долгие годы в отношении противозаконного присвоения денег ЕС, а не их хорошего применения и достижения определенного результата, теперь просматривается в механизмах поддержки кризисов. Процессы продолжаются, так как вознаграждение в секторе государства не зависит от результата.
Четвертое, у нас нет общей ИТ-платформы, на которой государство могло бы построить собственный пакет поддержки. 30 дней обсуждений с органами власти ясно показали, что не существует единого окна для определения общих показателей и данных про людей во время принятия решения о механизмах поддержки. Государство вложило миллионы в цифровизацию госсектора за пару лет, однако сейчас у нас есть то, что есть — ИТ-системы госсектора не готовы работать с INVEGA и прочими сегментами механизмов поддержки..
В-пятых, за 30 лет независимости в стране не было создано центра экономического анализа, который мог бы искать информацию и вносить предложения по важным вопросам. Теперь ясно, что нет обобщенной информации про то, как каждодневно меняется финансовая ситуация, сколько людей теряют работу, как замедляется экономика, как уменьшаются заказы и уменьшается экспорт. И это нужно, так как, когда у нас достаточно будет правильной и актуальной базовой информации, мы сможем понять, что сделать и какие меры смогут помочь пострадавшему бизнесу восстановиться. Говорить о какой-нибудь стратегии и долговременном плане, когда у нас нет информационной базы о том что происходит, просто нереально..

В-шестых, стремление политиков применять текущую ситуацию для накопления упреждающих дивидендов. Если даже в настоящий момент политики не откажутся от искушения и продолжат играть в спасателей и не смогут договориться про необходимость совместной работы всех, чтобы сберечь места для работы и сберечь жизнь людям, даже очень хорошие желания и планы правительства останутся, и все видения останутся. осенью мы будем беседовать о льготах и росте армии неработающих, сокращении экспорта и так дальше. т.
Мы регулярно утверждали про то, что продуктивность в промышленности иногда меньше, чем в среднем по ЕС, однако если бы у нас были индикаторы, которые могли бы померить продуктивность госсектора, я думаю, мы бы увидели такое же отставание от среднего по ЕС..
С самого первого дня мы подчеркивали, что скорость имеет основное значение, поскольку предприниматели уже теряют уверенность в том, что, как и в остальных странах Европы, предприятия смогут справиться с этим кризисом при помощи государства. Вера в то, что государство будет успешно работать, пока не большая. Мы уже заметили, что бизнес принимает решения, не дожидаясь существенной государственной помощи. Что вам следует больше всего? Это доверие к государству между бизнесом и государством должно быть срочным..
Теперь, вместо того, чтобы спокойно говорить о миллиардах, давайте попробуем хотя бы первый миллиард. влить в экономику как можно быстрее. Это поможет, например, тем компаниям, чей бизнес полностью закрыт или приостановлен постановлением правительства, поможет сберечь оборотный капитал, даст все гарантии компаниям, которые как правило будут работать успешно. посредники, и экономика не остановится.

Тоже необходимо думать о долговременных шагах. Ясно, что реабилитационный период занимает времени намного больше, чем мы планировали, поскольку мы уже видим схему того, как иные страны рассчитывают собственные экономические потери и как долго они предполагают восстановление. Если мы этого не сделаем, мы не обеспечим конкурентоспособность нашего бизнеса, что означает потерю рынков, на которые мы экспортируем нашу продукцию, потерю отечественных потребителей..
И потому что никто на месте не стоит — эти места займут иные государственной компании, и наши шансы на выздоровление каждый день невелики. Вспомним 2009 год Результаты кризиса: ВВП Литвы сократился на 14,7% за год в 2009 году, безработица достигла самого высокого уровня в 2010 году на 17,8%, усредненный валовой доход сократился на 12,4% если сравнивать с при наивысшей докризисной точке приватное потребление упало на 19%, а объем инвестиций в экономику упал на 45%. , а экспорт за год уменьшился на 40%. Не нужно ждать, что ни один здоровый человек захочет повторить эту осенняя пора..
Если ситуация не поменяется, очень возможно, что у нас будет день, когда будет сказано, что меры были доступны, но бизнес не смог или не захотел их применять. Но помощи необходимо обождать
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий