Российские критики «чайки» коршунова в москве: «оскар» за режиссуру

 российские критики «чайки» коршунова в москве: «оскар» за режиссуру

«Оскар за режиссуру», «Пример того, как строят Чехова сегодня», «Популярный европейский феномен» — российские критики повстречали премьеру «Чайки» постановщика Вручения Вручения Оскара Коршунова на первых газетных страницах и порталов, представленных в знаменитом МХАТ. СМИ.
«Оскар за режиссуру», «Пример построения Чехова сегодня», «Новый взгляд на Чехова», «Некоторые из лучших художников», «Хороший выбор актеров», «Популярный европейский феномен», «Довольно новый чеховский текст», «Чехов снесен с пьедестала гуманизма», «Сильная структура спектакля», «Спектакль, поражающий современного зрителя», «Чайка живее, чем живая», — встречали российские критики постановщика Вручения Вручения Оскара Коршунова. представлен в знаменитом МХАТ.

О. Коршунова пригласили построить «Чайку» в «одном из многих театров Москвы». Столичный Художественный театр — это сцена, где более 100 лет тому назад появилась эпоха «Чайки» Антона Чехова. Именно тут состоялась первая премьера этого спектакля параллельно с А. Чеховым и Константином Станиславским..
Премьера О. Коршунова тоже не считается «одним из пьес в репертуаре». Постановщика пригласили поставить к 160-летию со дня его рождения самый главный спектакль А. Чехова. Пригласить литовского постановщика для постановки одного из излишне ярких произведений русской драматургии на одной из важнейших исторических сцен Москвы и, может быть, к юбилею, пожалуй, лучшего русского драматурга — действительно значительный поворот российской сценической общественности к таланту О. Коршунова..
Хотя из-за угрозы вируса COVID-19 было показано всего три спектакля «Чайка» О. Коршунова, она уже стала темой нет. 1 как в прессе, так и в обсуждениях в социальных сетях. Жёлтая пресса, следящая за большими звездами сцены, не исключение — их среди актеров «Жуведры» было больше, чем раньше. Наша театральная население уже говорит, что постановка О. Коршунова, пятая интерпретация этого спектакля в МХАТе, войдет в историю и этого театра, и театра в общем. Хотя это действительно была не та обычная «чеховская» постановка..
«Фактически, актеров задали вопрос действовать совершенно иначе, чем во многих случаях. Они звезды, их любит публика и они хорошо знают, какой профиль лучше стоять в зале. И все остальное здесь популярно было. И все же они отказались от своей красивой стороны профиля. Случилось чудо », — после успешной премьеры выступил О. Коршуновас..
Для вас — лишь небольшая часть публикаций, вышедших после премьеры..

«Чайка» Вручения Вручения Оскара Коршунова в МХАТе: тонкий спектакль о грубых людях
«Чайка» литовца Оскараса Коршуноваса создана в лучших традициях современного искусства: здесь нет «четвертой стены», поэтому актерам не обязательно смотреть на зрителей стеклянными глазами. Нырнув в зал (вместо обычных ступенек МДТ, на этот раз мы увидели лестницу — как в бассейн), они не покидают своих героев. Точнее, они словно с самого начала подавляют героев, наполняя их актерской жизнью. Тем более, что театр и актеры — одна из тем чеховской пьесы..
Говорят, что дизайнер по костюмам Агне Кузьмицкайте проверила счета участников перформанса соц. в Instagram, выдумали, как одеваться, и подумали, какие костюмы они могли бы носить в жизни. Вот, например, Полина Андреевна. Актриса Евгения Добровольская могла носить свой удобный костюм для спортивных занятий даже ежедневно. Только без блестящей и шелестящей футболки — предмет Полины, которая и без этого нерасторопная и несчастная, прижимаясь к Дорну и жадно допивая последние капли своей молодости..

В общем, очень экологичная «Чайка». И не только вследствие того, что здесь не изображена начинка птицы (птица Треплев выгибается из бумаги), а вследствие того, что здесь актеры не ломают ни себя, ни зрителей, вынуждая их не смотря ни на что верить «а теперь представим. «. Вы можете сидеть в зале и наблюдать за двигающимися по небу облаками (отличная работа Артиса Дзерве с материалом) или восхищаться солнечными лучами, падающими из стекла (чудный свет Эугениюса Сабаляускаса), после смотреть на свой смартфон, а потом на отражение соседа в сценическом зеркале. Да и то — артистам, которые как-то неназойливо переходят от импровизационного спектакля в прологе к самой заезженной пьесе Чехова. И текст звучит совершенно иначе.
В общем, реальность здесь неоднозначная: несчастья становятся больше, и чем дальше, тем менее ясно уставшему зрителю, где кончается сцена и где начинается жизнь. В последнем акте Нина, какая в «Треплеве» кажется устаревшей и одетой в черное, кажется, стала еще красивее. Но теперь она актриса и читает свой монолог, вдохновленный Татьяной Дорониной. Вы также можете стрелять отсюда.
Не будет душераздирающего финала, в котором Аркадина еще ничего не знает, но уже все ощущает. Это слишком тонко и поэтично. Это не для здешних жителей. Здесь люди более проще. И весь этот чеховский подтекст уже приелся. Кому? Вот, посмотрите на того человека, сидящего в середине 7-го ряда. Садится, оглядывается, устает — берет трубку и что-то пишет. Здесь он поднял глаза. О, это правда, это я.

Оскар за режиссуру: «Чайка» возвращается в МДТ Чехова
Вы входите в зал, и за ним идут актеры. И костюмы, и грим — все для зрителей. Он обошел сцену, спустившись в зал. И даже больше: интерактивная сцена превращается в пиар-кампанию. «Не выключайте телефоны мобильные», — кричит он с места события. — Реклама в Москве — дорогое удовольствие, и мы хотим, чтобы о нашей работе узнало как можно больше людей. Мечение гротов очень просто! »
А в гроте — чайка и птенец. Стадо — более крупный хищник, чем чайка, так что конец этой дуэли кажется очевидным. Он, голубь, птичка Чехова, но, повторяю, делает веселым и интерактивным. Здесь сели жители усадьбы, дожидаясь начала пьесы Кости. Прямо перед залом. Заткнись на минуту, две, три. Зрители волнуются, хлопают в ладоши, свистят. «Сера воняет!» — сообщает он. Кажется, они тоже ждут и играют. Правда, танцевать рок-н-ролл по «Вундеркинду» с Аркадином и Треплевым (мама и сын ставят пьесу о душе мира) не получиться — страшно не только выйти на сцену, но и смотреть: все торопится, гудит, гремит, мелькает. Когда он молчит, он снова начинает греметь. С темповым ритмом постановщика все в хорошо. И взаимопонимание с актерами достигнуто. Среди их лучших достижений — сарказм и драйв..
Дарья Мороз (Аркадина) играет замечательную роль. Его можно разместить в витрине рядом с тематической выставкой «Чайка. Перевалка »(она в холле театра). Здесь же размещены яростный неврастеник Маша (Светлана Устинова), сильный Шамраев (Евгений Сытас) и вездесущая Медведенка (Павел Ворожов). Игорь Верник (Тригорин) очень резкими движениями напоминает Корзучина, которого он совсем не давно сыграл в булгаковском «Беге». Но это ясно: и он подлец и этот.

Посадочная птица
Не восхищает, что эта Чайка начинается с инстаграм-сессии в качестве пролога. 3-ий звонок еще не засветился, а актеры с изящной предшественницей Дарьи Мороз уже «разминаются»: играют со зрительным залом, советуют селфи и советуют здесь же опубликовать фото или видео со спектаклем # чайкакоршун (рус. Чакра, чайка) Хищная птица из семейства ястребиных. Невозможно отказаться. Хотя ясно, что мода тех лет, к которым пристрастился практически каждый, свободно высмеивается на сцене: демонстрировать свою жизнь, точнее, улучшенную, «затонувшую» (иногда уже неузнаваемую) версию в социальных сетях. Здесь, в прологе, задается форма спектакля: актеры, играющие актеров, в большинстве своём предоставлены сами себе..
Режиссер А. Эфрос сравнил героев «Жуведры» с крокетными шарами: «они больно бьют друг друга, отскакивают один от одного, бьют друг друга. «. Коршунов показывает это, усугубляя жестокость, с которой эти люди отталкивают друг друга, подобным образом обостряя их эгоистичные чувства. Она снимает Чехова с «пьедестала гуманизма», отбрасывает элегантные интонации, добавляет резкости, жестокости, а в случае Кости Треплева и его отчаянно влюбленного в Машу (Светлана Устинова) — достигает определенных границ известности: их разочарование, превышающее любые пределы, становится известным Децибелы музыки Rammstein. Стены МДТ дрожат ритмами индастриал-метала, когда неестественный молодой режиссер (а Треплев рассчитывал своим выступлением «поменять маму», «убить» Тригорина в новом обличье и полностью влюбить в него Нину) бродит по холлу с портретами Чехова. власти словно ищут убежища. И не находишь себе места. Здесь нет необходимости.
«Сейчас или никогда», — решают герои «Чайки». Нет времени репетировать свою жизнь, когда то действовать. Пора понять, кем ты можешь быть, кто ты есть. Оскар Коршунов включил эти «гамлетические» вопросы в самую «конструкцию» спектакля и создал премьеру, основаную на множестве размышлений в МХАТе. Чехов отражает Шекспира, судьбы «зависимых от театра» — как «старых», так и начинающих — отражают друг друга, а сам спектакль отражает театр как «новую формулу жизни»..

# чайкакоршун, или новый взгляд на Антона Павловича
Здесь интересны интерпретации фактически всех героев: Дорн Станислава Дужникова — как некий универсальный экзистенциальный психоаналитик, хороший доктор Ай-Хид; Павел Ворожов Медведенко — нерасторопный и привлекающий внимание «паразит, засосанный в Машу»; Шамраев (Евгений Сытас) был несколько излишне самоуверенным и разговорчивым. А в этой версии «Чайки» Евгения Добровольская как бы собирает «полную хату»: теперь она Полина Андреевна, и этим закрывает галерею своих героев по пьесе. Такой Полины Андреевны мы не видели: мало текста, много фактуры и вообще — Добровольская может просто стоять на сцене, а публика в зале читает все, что приносит ее героиня, и взрывы аплодисментов..
Не зря сами актеры говорят, что их «Чайка» — это маленькая злая птичка. Этот спектакль уже обвиняют в лишней агрессии и «нечеховском» прочтении. Да, спектакль точно не красивый и спокойный, но радость в жизни есть..

Хищное очарование кармы
В жестоком и безнадежном спектакле Коршунова сочетают если не «новые», то как минимум современные театральные формы с старыми. Тем не менее соединяются они не «скольжением», а в полифонию. Здесь есть явные признаки актуализации классики: и видеопроекции, и «озеро заклинаний» в виде большой стеклянной стены, и красный свет в стилистике «трэш», и тексты, говорящие «сам собой», и сегодняшняя одежда и музыка (композитор Гинтарас Содейка), и грубая интонации (любители изящного Чехова, наверное, не слышат) и тот интерактивный саркастический пролог. Но все обеспечивается предельно дотошными психологическими играми, точными оценками и продуманными типами. Здесь у каждого персонажа своя история и своя биография..
Все актеры МХАТа без исключения играют в этом спектакле полностью современных людей, чисто современную историю, пусть даже написанную более века назад. Смотря на поверхности стены, между которыми это происходит, «превосходное прошлое» — это шутка, и настоящие драмы настоящих, живых людей разыгрываются серьёзно. Как, наверное, и должно быть, спектакль служит своеобразным признанием и для постановщика, и для его актеров. Ведь любому из них есть что открыто сказать и о себе, и о достойной публике, устремляющейся на эту модную премьеру..

Премьера МДТ «Чайка»: позволила зрителям сфотографироваться и сделать персоналии
На самом деле литовский режиссер атаковал «Чайку» как хищник. Но это не разорвало его, и с самого начала словно шокировало меня неожиданной интерактивной сценой на тему «Чехов и актуальность». Зрители все еще сидят на сиденьях, а сцена уже наполнена воспламенением. Актеры ходят как дома — громко и намеренно разговаривают, представляются публике, тянут друг друга сквозь зубы.
Ясно, что, понимая, что его ответственность в любом случае будет исторической, Коршунов также был осторожен и пошёл на попятную, используя все потенциальные трюки (и даже удары) сегодняшнего дня, но по-своему переводя их на театральный язык. Вопрос в том, эта интерактивная сцена с фото здесь — смех или это начало представления? Но благодаря чему то эта востребованная «увертюра» совершенно незаметно выходит за рамки спектакля. Точнее, сразу к двум пьесам: один по А.П. Чехову (начало первого действия), другой — по К.Г. Треплеву (одновременно)..
Необходимо согласиться, что литовцу получается этот обман, который, иногда в той же мизансцене, раскрывается, обманывает только что усвоившего правила игры зрителя. Отечественное человеческое осознание, кажется, с давних времен переплетало театр жизни и театр на сцене. Не только в той же «Чайке» есть фраза, которая считается едва ли не центральной для понимания нашего национального менталитета: «люди любят актеров и смотрят на них иначе, чем, скажем, купцы». Если перевести с русского на российский это значит, что мы подбираем лицемеров, мистификаторов и уродов, а не рабочих, которые но все таки выиграют больше..

Востребованная птичка
Коршунов разделил пятый МХТ «Чайка» на три уровня восприятия. Первое естественно, естественно. Второй содержательный, чеховский. 3-ий — за пределами дома и литературы, где залы ждут кинопроекция отношений, проникающая сквозь живописные капли дождя, сквозь черно-белое сечение настроений актеров, как если бы Бергман снимал «Чайку» и составлял короткое содержание чеховских героев с портретами.
Режиссер передал камеру Косте Треплеву (артист Кузьма Котрелев), чтобы он снимал все, что происходит с этими людьми, документировал все чеховские иллюзии «3-го уровня», создавал кинематографический фантом литовской «Чайки». И параллельно происходят сложные метаморфозы сознания героя: от поиска «новых форм» до сущностного восприятия, которого его Треплев с большой решительностью достигает в конце пьесы. Восприятие того, что «важны не старые и не новые формы, а тот момент, что человек пишет, не думая о каких-нибудь формах, пишет, так как это свободно течет из души».
«Какой дивный и душераздирающий Сорин Станислава Люблина» — один из первых быстрых отзывов зрителей в социальных сетях после премьеры. Когда-то Олег Ефремов хотел услышать каждого героя спектакля. Коршунов дал им возможность не только общаться сами с собой, но и кричать о своей боли, извлекать из глубины своих сердец свой смысл слов о душе мира и, как кости из шкафа, вытаскивать своих своих львов, орлов и куропаток, не говоря уже о модно белых. У каждого здесь своя история и свой сольный номер. И Коршунов постарался сделать новую «Чайку» в пейзаже русского театра не только модным европейским событием, но и превратить театральную волю в предсказание будущего..

Треплево Домашнее видео. "Чайка" Чехов МДТ
Сменив полюса и повернув курс к сегодняшнему дню, режиссер Оскар Коршунов иронизирует фразы чеховского времени. Если говорят, что Нина Заречная оберегает лошадь, пусть она оберегает ее до самого входа в МДТ, то — в коридорах театра она выходит на сцену. Волшебное озеро тоже здесь — оно проецируется на задний экран. Бывают даже восходящая сцена домашнего театра!
Тем не менее самый главный режиссерский ход — небанальный текст. Спектакль можно называть актерским. В монологах и диалогах все мизансцены помогают художникам быстрее существовать с нужной интенсивностью, не отвлекая их. В то же время «Жуведра» исследует чувства не-персонажей — все «тайные» связи подчеркиваются в первые минуты действия. Столкновение их мировоззрений происходит на глазах у зрителей. Конфликт поднимается с уровня «он любит, а она нет» на очень большой уровень, где обсуждаются довольно высоки вопросы — как он стоит существовать, как создавать.
И в конце — многоточечный. Поклоны закинуты. Может, это было только на генеральной репетиции, а на премьере все будет иначе, но было бы обидно, если бы они все же случились. Структура спектакля, в которой четвертую стенку сносят перед началом, собрана настолько прочно, что вы даже не замечаете, как тонко вы возвращаетесь к четвертому действию. «Чайка» Оскараса Коршунова, окунувшись в действие не как участник спектакля, а как зритель, ожидающий последних реплик, резко кончается самоубийством Треплева. Загорается свет. Зритель сидит перед пустой сценой.
Здесь необходимо согласиться с мыслью, что перед нашими глазами режиссерская интерпретация пьесы Чехова «Чайка». Режиссер, ничего принципиально не изменивший, ничего не подготовивший, делает произведение из уже далекой от нас Жуведры, поражающей современного зрителя. На этом фоне полоса Shortparis не режет ухо, а рассыпание Треплева по коридору МДТ выглядит замечательно..

Пять МДТ «Чайки»: от Станиславского до Коршунова.
Мир Instagram и facebook постоянно меняется, в нем нет постоянных и четких изображений, камера фиксирует моменты и сразу меняет одно фото на иное: на одном персонажи — в профиль, на другом — лица, но поймать, когда они настоящие, очень сложно. В нашем мире создателю Треплеву достаточно неудобно, но со своей камерой он просто сидит где-то в углу сцены, как бы прячась. В конце слышен выстрел, но о смерти Константинаса Гавриловичюса не сообщается. Все остальные просто сидят на стульях, словно лицом в зал, словно ждут следующего выступления. Театральный спектакль превращается в трагедию: театр покоряет жизнь, не оставляя ей права на счастливый финал.
Тем не менее чайка из МХАТа оказалась «живее живой». В своей последней премьере перед закрытием театров на карантин МДТ еще раз доказал, что в труппе этого театра работают одни из лучших артистов, что театр идет рука об руку на протяжении какого-то времени, однако не забывает о традициях и их преемственности..

Алена Карась о МДТ Оскараса Коршунова "Чайка"
Изобретенная костюмом игровая мышеловка на самом деле становится побегом, красным знаком судьбы, определяющим начало и конец жизни. Но Коршунов здесь исследует не только театр и не столько театр как такой (да, кажется, это было в его первой «Чайке»), но и театр нашей жизни, где дети, как в классической итальянской комедии, наследуют настоящие маски от семьи. Зрители узнают следующие роковые пары: Треплев, как и его отец, киевлянин и катастрофа, терпит фиаско: его любит Маша, которую он отвергает с материнской жестокостью, но мать любит того, кто ее не любит. Их сцена, перекликающаяся со сценой в спальне Гертруды, открыто построена на основе Фрейда: переживший истерию сын нападает на свою мать и остается лежать в ее объятиях сверху, пока все остальные не стыдятся прятать свои взгляды..
В этом прозрачном, радующем глаз сегодняшнем пространстве с легкими складными стульями и достаточно высоким светлым окном жизнь открыта для обозрения, она видна и слышна отовсюду. И это озеро заклинаний, вид которого через большое окно так обольстительно выглядит, всего лишь видеопроекция. Можно гулять за окном и перед озером, но купаться вы не пойдёте..
Жизни фатально определены, и в этой «Чайке» Костя, кажется, не умирает, и, как Нина, сыграет уже идущий спектакль. Здесь ликвидируют финал, в котором доктор Дорн говорит, что Константин Гаврилович застрелился. Звук, напоминающий выстрел, все же не считается достаточным основанием для констатации смерти.

«Чайка» кричит на вашем смартфоне. Как разрушительно изменил жизнь чеховский герой
Режиссер «вырезал» «кадр» «Чайки» из реалий сегодняшнего времени. И исполнила, если судить по результату, идеальный выбор актеров. Спектакль полон сильных произведений.
Персонажи часто появляются за экраном, как за стеклом — это игра в лотерею, она плывет по берегу озера. Такое уж чеховское реалити-шоу. Коршунов ярко подчеркивает связь с Гамлетом, вставляя текст Шекспира. Принц Датский поставил свой спектакль для матери и дяди. Треплев ставит пьесу, чтобы очаровать мать, победить ее любовника и поработить Нину. Однако, в отличие от «Мышей», его спектакль провален: мать раздражена его претензиями к новому слову. Треплев равнодушен, но основное, после неудачи Нина теряет к нему интерес..
Эта «Чайка» — сценический образ неосязаемых, но четко ощущаемых изменений, происходящих в наших глазах..
Коршунов как бы хотел рассказать о хрупкости творца, о его ростке, о его дискомфорте, про то, насколько сложно узнать настоящее под маской травмированного человека, о праве художника быть тем, кем он хочет. Говоря проще, о Треплеве. И поставил пьесу о том, каким жестоким и безжалостным становится сегодня Чехов, как разрушительно его героев меняет жизнь. И о том, сколько мы потеряли.
Перевод с русского Андрея Евсеева
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий