Витаутас бикульчюс. реальность приобретает ценность только тогда, когда за ней скрывается иллюзия

 витаутас бикульчюс. реальность приобретает ценность только тогда, когда за ней скрывается иллюзия

Современный английский писатель Грэм Свифт (р. 1949) уже прекрасно известен нам по более ранним романам «Страна вод» и «День матери», которые заинтересовали многих читателей..
В программе LRT CLASSICS "Ryto allegro" транслировался обзор новых книг, подготовленный критиком , переводчиком Витаутасом Бикульчюсом..
И теперь издательство «Балтос ланкос» позволяет нам читать и его последний роман Видимость (перевод с английского Раса Дроздаускене).

Начало романа переносит нас в 1959 год, в английский приморский город курорт Брайтон, где публику веселят трое друзей — конференц-Джек Робинс, иллюзионист Рон Дин и его помощник Айв Уайт. Собственно на глазах у публики они превращаются в Джека Робинсона, Пабло и Еву и начинают создавать на сцене иллюзию, которая привлекает публику, дает возможность им расслабиться и испытать удовольствие..
Подобным образом, автор романа понемногу открывает идею раскрытия не только отношения между действительностью и иллюзией, но и акцентирует силу и обаяние иллюзии или видимости. В этом смысле роман не только становится произведением о роли иллюзии в жизни героев романа, но также затрагивает более универсальные слои иллюзии, которые связаны с творением в общем..
Возможно, в жизни Рона соединяется подавляющая часть реальности и видимости. Уже в раннем возрасте его отец, моряк, начинает увеличиваться иллюзией, чем попугай, которого отец приносит домой, но мать продает его без денег. И маленький Рон начинает понимать, что можно потерять только предмет видимости, а не регулярно существующий предмет реальности. Часто эта видимость становится более реальной и выходит за пределы реальности. И с восьмилетним Ронисом происходит спонтанная вещь, так как во второй половине 30-ых годов XX века его отсылают в иные части Англии из-за опасности войны с другими детьми в столице Англии..

Рон добирается до Оксфордшира, дома Эвергрина, где его приютила семья Эрика и Пенелопы Луренс и о нем заботятся так, что он даже интересуется вопросом, не была ли его предыдущая жизнь каким-то недоразумением. Может быть, конкретно здесь его настоящая жизнь, хотя он из царства иллюзий. Тем более, что собственно в этом доме он начинает понимать цель собственной жизни — стать колдуном, как его хозяин Эрик. Неимоверно замечательный сюжет писателя — мир иллюзий Рона восполнен магией колдуна. Подобным образом, видимость приобретает еще более функциональный характер..
Правда, когда Рон возвращается домой после войны, его желание быть иллюзионистом шокирует его мать, поскольку выбор его кажется ей фальшивым, иллюзорным, как ремесло ее моряка, исчезнувшего во время войны. Не зря Рон так удивлен реакцией матери, что ощущает себя чужим для матери, и они начинают общаться как абсолютно незнакомые люди..
Писатель ловко чередует временные планы, дополнительно подчеркивая гармоничность реальности и иллюзии. Спонтанный скачок в 2009 год, когда Айв, уже похоронившая супруга Джека, возвращается с воспоминаниями о Ронни и начале собственной карьеры в Брайтоне, также восхищает ее, так как сама она не может верить, как могла выйти замуж за Джека, а не за Ронни, но ее признание в том, что она бесстрастный и проницательный предприниматель, расставляет все по собственным местам. Впрочем остается неясным, где находится большее чудо — теряет ли иллюзионист людей и дает возможность им опять возникать, или люди исчезают и никогда больше не появятся..

На протяжении всего романа великолепная игра ассоциаций реальности и иллюзий. Попугай, которого привез домой отец Рони и который заявил о себе: «где то? Вот и я! »Может быть, это был первый шаг ребенка в мир магии. Не зря она возникнет в последнем спектакле Ронни, после которого иллюзионист пропадет из данного мира навсегда, ее слова «Вот я!» Напомнят ей и Рону об Айве в самом конце романа..
Порой в романе видимость также становится действительностью. Появление Рони и Айва на сцене кончилось радугой, которая просто запутала публику, неспособную каким-нибудь образом разгадать ее секрет. Айв, вышедшая замуж за Джека, одновременно с ним стала учредителем Rainbow Productions, хотя за ее спиной стоит подавляющая часть предательства невесты Рона. Не зря, когда отмечалось пятидесятилетие деятельности Джека, и когда Айв заказал торт с 2-мя масками, у двух были традиции трагедии и комедии, они улыбнулись, оба залились слезами, что доказывало, что им со временем понадобиться заплатить за все. Пускай только слезы. Точно также Айв не может уйти от прошлого, храня собственный костюм в ящике столика красоты, с которым она появилась с Роном..

В романе автор как бы доказывает идею про то, что реальность приобретает ценность собственно тогда, когда за ней стоит видимость. Неужели наша жизнь не была бы скучной, если бы у нас не было возможности любоваться нашими творческими сокровищами? Это видимость, которая дает нам возможность глубже понять нашу реальность..
Великолепный роман, который рисует на едва видимой паутине реальности и иллюзий, наподобие паутины паутины, тайн прошлого и настоящего и, как волшебная палочка, машет читателю, чтобы почувствовать обаяние литературы, которая также считается иллюзией..
"Разговор после встречи" Ванды Юкнайте (издан издательством Союза писателей Литвы) назван в качестве разговорной книги, которая состоит из восьми бесед с людьми различных профессий, многие из которых уже не в живых..
В беседе с собеседниками автор находит для любого оригинальный ключ, стремясь выделить то либо другое настроение, внутреннее стремление, угасающую интуицию, красноречивые детали, для которых раскрывается только отличительная черта этой личности..

Тут художница Ева Лабутите признается, что мир ее работ крутится вокруг синего цвета, который выражает ей как расстояние, так и близость людей, не только излишне, но и ассоциирует с таким цветом боль, печаль и радость. Однако она также видит оттенки синего, признавая, что открытого синего не бывает. Может быть, так как, когда она указывает, что свет свечки начинается с синего, а потом переходит в остальные цвета, вы ощущаете слабеющую душу художника? Подобным образом, беседа открывает перед читателем неимоверно широкие горизонты..
Между тем для скульптора Станисловаса Кузьмы истоки художественного мира начинаются с прикосновения. По словам художника, любой сможет найти наиболее близкий ему способ самовыражения. Он при этом выделяет, что сегодня человек приобретает много медиаторов, с ними он ощущает себя как протезами и ему необходимо очиститься, другими словами уменьшить себя. Также, он выделяет, что художественное произведение само по себе не считается ценностью, ценность создается отношениями человека с ним. Не зря это заставляет нас осознать, что жизнь драгоценна.

Эта книжка также даст вам возможность сопоставить образ мышления различных поколений, тем более когда открываются важные экзистенциальные мотивы. Если Викторию Дауйотите часто мучает мечта детства, когда она в декабре ходила в школу без обуви и ей было стыдно (тут соединяется многое — социальный домашний статус, послевоенный период), то Ванда Заборскайте признается, что в послевоенные годы она пережила очень большой внутренний инцидент между бытием и соединяется с религиозным опытом, и этот инцидент разрешился только в течении года Независимости..
Между тем дочь писателя Балиса Сруога, Даля Сруогайте, желает зафиксировать в нашей памяти тот момент, что ее отец попал в концлагерь Штуттгоф в качестве заложников нации, и что его не путайте с другими группами — журналистами, интеллигенцией, Плехавичюсом, которые позднее оказались там. Она также вспоминает, что конкретно «боязливый Миколайтис» (имеется в виду Путин) пытался оказать влияние на немцев и помочь ее отцу..

Отличия между 2-мя цивилизациями — Западной и Восточной — открываются в беседе с писательницей Юргой Иванаускайте. Она отлично понимает, что цивилизация связана с естественными вещами, с определенным генетическим кодом. И после многих лет опыта, проведенного в Тибете, она, но все таки, приходит к выводу, что суть буддизма — это сострадание, а не магия или мистицизм. Но внутренние противоречия тоже не помогают, и вот тогда вы начинаете думать, что господин Киплинг, возможно, был прав, говоря, что Запад — это Запад, Восток — это Восток, и они никогда не встретятся..
Разговор с писателем Ичоку Меру бесконечно грациозен и одновременно настолько пунктуален, пронизан разными фактами и жизненными настроениями, полон надежд и веры в будущее, напоминает омовение душ, так как, как признаются оба собеседника, еще есть вещи, разбивающие сердца. Наверное, лучше всего его описывают слова писателя: «Жизнь, кроме этого, чудесна, правда?»

Разговор книги превращается в разговор В. Юкнайте с ее коллегами Гитаной Ванагайте, Гинтой Чингайте, Жидроне Колевинскене, которые лишь выделяют важность взаимоотношений человека с человеком в чрезвычайно драматическое время — когда после абсолютно глупых реформ LEU превратился в Академию образования VMU. Но они не теряют надежды, так как критическое мышление, развитое на первых этапах учебы в старшей школе, страх сказать правду был и остается такой ценностью, которая со временем даёт человеку современные возможности. Несмотря ни на что.
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий