Председатель руснского сообщества в twin: политики смеются над нами, а некоторые просто предлагают съехать

 председатель руснского сообщества в twin: политики смеются над нами, а некоторые просто предлагают съехать

Жителям одного из красивейших мест Литвы, острова Нямунас-Русне, не хватило терпения. В четверг они проводят акцию протеста у Сейма. Руснишкис десятилетиями добирается до дома на тракторах, потому что дорога затоплена. В шоу мы постараемся объяснить, в чем заключается великая тайна государства. Почему россиянам столько лет не удается построить несколько сотен метров путепроводов над затопленными лугами.
Обо всем этом в шоу «Центр внимания» говорили председатель общины Русне Раймонд Пликшнис, глава Департамента шоссейных дорог Литвы Эгидиюс Скроденис и член фракции Союза крестьян Литвы и Союза Альфредас Стасис Наусе. Также по телефону поговорят старшая Русне Даля Дробнене и мэр Шилутского района Витаутас Лауринайчюс..
— Мистер Ню, в этот удивительный зал ходит много людей. Постоянно проживает около 1500 человек. Сколько дней или недель в году вы путешествуете на материк, если да, то на тракторе?
Р. ПликшнисОтвет: Мы подсчитали, что население нас и окрестных деревень ездит на тракторах в среднем два месяца, а иногда и три месяца. За исключением того времени, когда мы вообще не встаем и полностью изолированы.
— Эта услуга, которую финансирует Департамент шоссейных дорог, ночью не работает. Что тогда? ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ВАМ НУЖНА БОЛЬНИЦА В Клайпеде или Шилуте?
Р. Пликшнис: Это большая проблема. Бизнесы живут как какой-то заповедник. Мы всегда надеемся, что ничего страшного не случится, что срочная помощь никому не понадобится, что роды не начнутся, потому что сразу вызвать врача невозможно. Также, если произойдет какое-либо насильственное преступление или ограбление — будем с 22:00. мы отделены от мира.
— Тракторы поднимают до 22:00, а потом все?
Р. Пликшнис: Да все. Вы можете плавать, вы можете плавать, вы можете летать — мы оставлены на волю судьбы. Все видят в нас экспериментальных кроликов — они выживут, они не выживут. А нам уже 26 лет. мы продолжаем прислушиваться к обещаниям политиков и в конце концов наше терпение закончилось.
— Сколько будет стоить строительство путепровода и какой длины, господин Скродени.?
Э. Скроденис: С 1973 г. вероятно, проведено одиннадцать исследований. Вывод первый — эстакада длиной 435 метров с доступом. Общая длина 730 метров и проблема решена..
— Вы много чего строите, можете сказать, сколько будет стоить такой проект?
Э. Скроденис: До 10 миллионов евро.
— Сколько в год вы тратите на перемещение людей в одиночку?
Э. Скроденис: Мы тратим около 51 тысячи евро в год. Мы потратили 455 тысяч за 10 лет. евро.
— Окупаемость здесь, наверное, сложно подсчитать, но есть вещи поважнее: здоровье человека, качество жизни, возможно, в конечном итоге стоимость недвижимости и так далее. Ведь Русн — уникальное место на природе, сложно найти с кем сравнивать, а если проблема будет решена, люди смогут посещать его круглый год. Это ценность.
Э. Скроденис: Мы действительно не оспариваем это. Связь в Литве должна быть обеспечена везде и во всем мире. В течение многих лет эти тракторы использовались для подъема этих путей и, по крайней мере, для облегчения жизни жителей острова, но я хорошо понимаю, что жизнь меняется, и качество жизни улучшается во всех областях. Так что ситуация, когда вы не можете нормально добраться до дома или ждать около часа в городе пробок, — это не нормально..
— Господин Наусда, вы избраны на этих землях. Вы говорили об этой проблеме от имени своих избирателей с Минтрансом, членами Бюджетно-финансовой комиссии Сейма? В конце концов, это несущественная сумма для государства, учитывая средства, которыми располагает управление для всех нескольких инфраструктур..
А.С. Наусда: Несомненно, с началом наводнения речь обострилась. Проблемы стали более заметными. Пока что проблема, кажется, понимается многими. Ведь речь идет не только о появлении дороги, это еще и социальная проблема. Многие перемещают бизнес с острова, а жители покидают остров. 26 лет назад На острове Русне проживает около 4,5 тысяч человек. населения, сейчас у них чуть более 1500 жителей.
— Напомню, что в межвоенный период в Литве был построен мост через затопленные луга. Он все еще стоит. Другими словами, тогда половина проблемы была решена, теперь остается решить другую сторону. Мы разговариваем с Даля Дробниене, старшей Русне. Господин Далия, россияне — невероятно терпеливые компании, если вы только сейчас готовы выступить против центрального правительства.?
Д. ДробниэнД—: Может быть и терпеливым. Через 26 мин. пришло время, когда мы больше не можем страдать. По сей день, 2017 год, уже 43 дня, как нас мучает наводнение. А с запланированным пикетом мы хотим сказать, что не отступим. Не очень осведомлены о том, откуда эти 10 миллионов человек? Нам не нужен второй мост К. Гриниуса, мы понимаем, что денег не хватает, что это сложно для государства. Все, что нам нужно, это простой дорожный подъемник. Руснишки вообще стараются не употреблять слово «путепровод». Все, что нам нужно, это автомобильный подъемник. 400 метров. Покажите проектам, что они из себя представляют, сколько вы хотите сделать. Нам это не нужно, нам нужно поднять дорогу на 2 метра, будем рады.
— Господин Скродени, эстакада или автоподъемник — кто должен это решать? Почему нет такого решения? Трудно понять.
Э. Скроденис: Я «подобрал» информацию и нашел ее в 1973 году. эта проблема не решена, тоже есть вопросы — почему на это уходит столько лет.
— А кто принимает решение?
Э. Скроденис: Каждый раз, когда принимаются эти решения, возникают политические, экономические и другие проблемы, потому что проект никогда не окупится с экономической точки зрения, если он будет оцениваться на основе анализа затрат и выгод. Однако есть и другие проекты, например, мощение щебня, которые также не всегда экономически выгодны, но не все можно оценить только в денежном выражении..
— Ваше учреждение может принять решение в одностороннем порядке, без консультации ни с кем — построить эстакаду?
Э. Скроденис: Мы должны согласовывать такие решения, потому что подотчетны и Минтрансу, и Правительству. Такие решения рассматриваются, анализируются, строятся планы и должны быть обоснованы. 2013 Был проведен точный анализ стока всего региона, всего водного потока от Клайпеды до Шилуте. Проблема не только в дороге, проблема и в забитых дренажных канавах, и в протечках. Эту проблему нужно решать комплексно. Также была проведена оценка воздействия на окружающую среду. Сейчас мы готовы подготовить технический проект, который, по нашим расчетам, в 2018 году. должны быть завершены в начале года, потому что мы планируем объявить конкурс. Так же, как асфальтированные дороги с гравийным покрытием могут быть включены в специальную программу, эту дорогу можно включить как социальный проект. 2019 г. Посреди дороги в Русне можно построить путепровод..
Р. Пликшнис: Мы слышим эти выступления 26 лет. Нам каждый год говорят, что проектирование ведется, проводятся исследования, оценивается влияние на окружающую среду и так далее. Уже в 2007 году все было сделано, не только политическое решение — строить. Все устарело, дешевеет, евро идет, цены меняются, и мы снова останемся ни с чем..
Мы связались по телефону с мэром Шилутского района Витатасом Лауринайчюсом. Просто, прежде всего, как вы оцениваете образование цитрата? Двадцать седьмой год независимости Литва не может построить ни одной эстакады?
В. Лауринайтис: Я действительно негативно отношусь к этой ситуации, потому что эта сфера почти 30 лет ждала внимания государства. Я считаю, что этот проект и объект должны быть государственными, а не региональными. В штате построено много виадуков и мостов, поэтому я не думаю, что эта дорога будет намного дороже моста. Я просто считаю, что политической воли нет. Возможно, ни члены Сейма, ни члены правительства не вникают в эти проблемы, они смотрят на все упрощенно. Жители действительно страдают. Страдает и весь регион, весь муниципалитет. Надеюсь, что на этот раз будет добрая воля, а главное — политическая воля. Все, что вам нужно сделать, это сказать в конце, что вы никогда не построите эту дорогу вообще, или конкретно сказать, когда вы ее построите. Это вопрос престижа.
Господин Скродени, я понимаю, что все строится?
Э. Скроденис: Если есть финансирование. Существует специальная программа для проектов, которые утверждены — финансируются или не финансируются — теми, кто утверждает бюджет. Пока в 2017 году. в бюджете нашей дирекции нет денег на строительство эстакады.
— Господин Лысый, как вы объясните тот факт, что никто и никогда не построит вам этот промоушен, набережную, эстакаду или как там мы это называем
Р. Пликшнис: Я думаю, что люди до сих пор считают одержимость Русна экзотикой. Это самая большая проблема. Так думают и члены Сейма, и официальные лица. Иногда говорят: это испортит вам очарование, испортит экзотику, если будет путепровод. Компании предлагают такое странное решение — съехать. Но ведь это наша Родина, мы хотим здесь жить, строить здесь будущее. Мы хотим быть в безопасности, мы хотим построить бизнес. Я хотел бы спросить, каким бизнесом в Русне мы можем заниматься за 3 месяца. ни один мужчина не может прийти — растут только русские. Если приезжает незнакомец, он должен ждать, пока все русские пройдут. Господин Скродени, вы учитываете только пересадки, но вы не учитываете, какой ущерб нанесен природе, вы не учитываете, сколько пустых тракторов работает, вы не учитываете, что когда нас не поднимают, мы все еще погружаемся, и у нас те же проблемы. Вы не посчитаете, что происходит, когда вода поднимается на 80 см и когда нас вообще никто не поднимает. Мы живем как зоопарк, где все удивляются, что мы вообще выживаем. Никто не считает наши потери, никто не считает наш мусор. Этой зимой некоторых из нас никто не убирает — мы даже не разговариваем. Я вижу только одну причину — кто-то хочет сделать Русн курортным городом. На лето можно построить домик, приходить отдыхать. И эта повседневная жизнь происходит там — никого не волнует.
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий