Персональная коллекция городских пейзажей альгимантаса кунчюса, книга, которую никогда раньше не писали —

Собственная коллекция пейзажей города Альгимантаса Кунчюса: книжка, которую никогда раньше не писали

Персональная коллекция городских пейзажей альгимантаса кунчюса, книга, которую никогда раньше не писали -

Из-за классики карантинной фотографии презентация новой книги Альгимантаса Кунчюса была отложена. Когда вживую прогуливаться по Вильнюсу опасно, так хорошо рассеять глаза и мысли, взяв четвертый комплект пейзажей города А. Кунчюса «Фоторефлексии. Вильнюс, 1990–2019 гг. ». «Не надо ничего сочинять, вы думаете и находите намного больше сюрреализма», — сказал LRT.lt А. Кунчюс..
А. Кунчюс — фотограф, один из наиболее ярких представителей Литовской школы фотографии, победитель Национальной премии..

Его новая коллекция — это не традиционный глобальный фотоальбом, это бесплатное, не тяжелое, честное издание, требующее терпеливого осмотра. Только без лени копается, открываются тонкие метафоры, всплывает мировоззрение художника, блещут части рассказа. «Это не эстетическое издание, а собственное, хотя, возможно, можно найти и артистичность», — сказал А. Кунчюс в LRT.lt..
— Вы начали разговор с заявления, что это не арт-альбом, по этой причине этот релиз — то, что он представляет собой.?
— А для меня это новый жанр. Полностью другой жанр — альбом не художественный, не художественный, а собственное искусство. Легко поднять. Зато вы обязаны быть терпеливыми, перевернув его. Это сделает кто угодно. И я настойчиво советую отпускать такие статьи..

Не прилагалось никаких усилий для получения фото идеального качества — это инструкция, блог. В большинстве случаев мои фотографии целые — одиночные, а тут они просто переходят в повествование, где составляют комиксы. Мне это показалось довольно интересным. А когда интересно, может долго жить и не стареть.
Я отправил публикацию куратору во Франции, она сказала: «Это книжка, которую необходимо прочесть, понимая, что это книжка, о которой никогда раньше не писали». Когда я уже знал, что мы собираемся опубликовать книгу, я сделал больше снимков в 2019 году, приближая время.

— В статьи появятся цветные фото. Для чего?
— Есть еще и бело-черные фотографии — это уход из прошлого, к каким-то событиям, не обязательно историческим. Репортаж для меня не важен, хотя отображена еще одна тема — к примеру, визит папы. Однако это не фотографии, представляющие мероприятие. Я запечатлел наблюдателей, запечатлевших мероприятие, их благословенные лица. Я не практикующий христианин, но видеть этого духовного лидера, мудреца — редкий случай..

Агне Нарушите отметила, что в данной статье черно-белая рамка теряет цветную. Жизнь становится красочной — цвет становится социальным документом времени. Вот один клапан, который я играю с красным. Я хорошо знаю, на что способен цвет, как он функционирует. Я видел, как появляются картины Антанаса Гудайтиса — как цвет придаёт работе необычный смысл. Монумент А. Гудайтису должен был быть давно на Жемайтской площади.
— Что вам лучше подходит — цветная или черно-белая фотография? В чем специфика каждого?
— Не должно быть ни цветных, ни бело-черных признаний. Вроде фотоаппарат лучше и хуже нет. Впрочем Альфонсас Ника-Нилюнас сказал, что цвет — это больше площадь поверхности, а белый и черный — глубокие. Если кто-то желает передать духовное отношение или состояние, ему необходим одноцветный, с очень большим наложением цвета на мысль. Тайна имеет черно-белое изображение. Для меня он остается неподвижным. И цвет даёт значение о настоящем.

Фотография интересна тем, что в одном кадре появляются предметы из различных времен. В настоящий момент есть подобная тенденция, такое пристрастие фотографией древностей. Ясно, что подобных отступлений в историю искусства было много..
— Вы пытались быть нейтральным наблюдателем либо наоборот — вы закодировали собственную точку зрения на изображениях?

— Где нибудь высказывается позиция. Летающие манекены без головы — о высыпании из Литвы. Зеленый мост и демонтаж скульптур, Сейм, Дворец спорта. Также реклама алкоголя. Страшный цинизм предпринимателей тут — приглашения выпить и здесь «рискуешь собственным здоровьем и здоровьем окружающих». Я позволил себе сделать комикс об этом. Теперь этой рекламы больше нет, и даже они были в святых местах..

Я никогда ничего не создаю — по этой причине это фотоотражение. Многие делают фотографии. Искусство как обман. Людас Парульскис делает действия — очень интересные вещи. Мой способ — ничего не менять. Вы видите «заметки». Просто покажите, что вы думаете об этом месте, о ситуации. Берите воображаемую рамку и необходимо провести по картинке — вот что я сказал собственным ученикам. Видео контроль постоянно есть.
— Я думаю, при внимательном чтении, вроде бы, нейтральные фотографии все острее начинают демонстрировать то, что вы думаете об увиденном..

— Это отражение может пахнуть актуальностью, но оно также поэтично. Когда что-то можно по-детски рассказать, что это означает, но отражает, каждый думает по-своему. Монумент Кудирке для меня неприемлем — я засыпаю его снегом, т.е. у. Я фотографирую, когда он снежный. Бабушка проводит во сне на скамейке с надписью «Литва» на корзине..

Вот такой вот социальный мотив. Сродни цветочным торговцам на улице Вильняус. Декорируют город, просто сидели там, теперь их нет из-за карантина. Фотограф Йонас Довыденас приехал из Каунаса в Вильнюс и догнал цыганских перевозчиков. Высадился и сфотографировал поляроид. Цыган удивился — он видит в кадре уже съеденное яблоко, яблоко, какое было минуту назад, ушли в прошлое. Какой интересный феномен — фотография, она попадает в «уже было» время. Как и те бабушки с цветами, которые напоминают о прошлом. Память о фотографии актуальна и жива для меня.
— Я заметил, что вы часто фотографируете отражения.
— Отражение — не только внутреннее, но и отражение. Человек чистит стекло высотного дома, и там отражается этот берег. Чудо. Город отражается в кристаллах. Фотограф Альгимантас Кезис запечатлел размышления о городе Чикаго. Мысленно посвящаю ему эти размышления о Вильнюсе..

Я посвятил снимки географу Чесловасу Кудабе и этнографу Норберту Велису. Марселиюса Мартинайтиса накормили. Я отдал дань уважения св. В церкви Святого Иоанна я пересек Зеленый мост. «Апрельский снег» — его первый поэтический сборник. Я смотрю — вижу этот снег.

— Какой ток читатель может «прочесть между строк»?

— В текущих делах нет конкретики, только намеки, кроме нескольких случаев: скульптуры собора установлены на крыше, знаки времени на площади Лукишкес — в конце концов она остается пустой, что мне нравится. Площадь Лукишкес была всегда Jomarkine квадрат, он не всегда должен быть священным. Цветение сакуры для кого-то просто, а для меня прекрасно.

Фонтан возле Сейма выстроил скульптор Гедиминас Каралюс, его близкий друг, и как он был обезображен. Работы скульптора Миндаугаса Навакаса в Национальной галерея исскуства были просто безупречными для меня, я был энтузиастом, чтобы оставить их там. Или бывшее министерство флюксуса на проспекте Гедиминаса — более интересный архитектурный вариант польских времен. Предприниматель берет и глазирует — делает нелепость.

— Замечу, что вы охотно фиксируете стройки и реконструкции. Это оригинальная практика.
— В статьи — мой, восьмидесятые, стаж, с участием, с прицелом. Мне всегда нравится, когда я строю, когда разрушаю — мне это не понравится. Фотографирование строительных и реконструкционных работ во времена СССР поощрялось — пропагандой. Как отмечают Маргарита Матулите и Агне Нарушите в статьи «Камера-обскура: история литовской фотографии», я один из некоторых, кто продолжает эту традицию в свободной Литве..

Мне понравился нелепость, увиденный на Зеленом мосту: скульптуры, изображающие Советскую армию и флаг НАТО, или их комбинирование с геральдическим флагом. Именно не подумаешь, было. Или надувные коньки в цветах флага. Катание на коньках дракона у здания КГБ символично. Я всегда находил среди граффити что-нибудь забавное. Среди них есть очень талантливые люди. Было особенно приятно пробежать под мостом и найти надпись: «Я не горжусь тем, что литовец, мне просто нравится быть литовцем»..

— Такой маршрут нарисован с фото и картами — проехать от проспекта Гедиминаса к собору, добраться до Жверинаса, вернуться на берег Нериса. Почему такая экскурсия?
— Маршрут достаточно короткий — езжу в мастерскую в Жверинас. Я не претендую на то, чтобы показать весь Вильнюс.

Мне нравятся мосты короля Миндаугаса и Жверинаса. Это реальные мосты. Мостовые арки Миндаугаса очень интересны, изящны. Зеленый мост со скульптурами мог бы стать историей, если бы скульптуры остались. Белый — это был бы просто пассаж, если бы не работа «Радиус-Копье». Впрочем, стоит сказать что многие люди иронизируют данную работу, мне она сильно нравится. Играют авторы Кунотас Вильджюнас и Мартинас Лукошюс, а люди играют — клеят, рисуют на копье. Еще мне нравится говоря иначе тюбик, хотя он получил массу отрицательных отзывов..

— Вы упомянули, что для вас особенно актуален снимок, выполненный в 2013 году на Соборной площади. Что привлекло вас в этом образе? Какие символы в нем лежат?
— Собор накрыт, видно небо и скульптуры, они как шествие, как плывут на корабле Ноя в поиске счастья в чужих краях. Я просто замерз. И птица меня очень тронула, это была сильная метафора для меня. Замок Гедиминаса, крышу Собора, Дворец монархов и глобус можно заметить в рекламе, воспроизводящей купол Собора..

Когда доходит дело до сокрытия, я не очень понимаю, почему детей нельзя демонстрировать на фото — тут чепуха. Вернемся назад. Мы совершаем великое правонарушение против небольших — они выгорают, мы забираем их, словно их не было. Показывает ноги, ягодицы — еще некрасивее.
— Как вы открываете для себя собственные кадры? Как вы подумали, что изображение стоит сохранить?
— Хожу, вроде напрасно, однако всегда сосредоточен. Это прогулка без программы, однако есть внутренняя программа. Термин фотография Арвидаса Шлиогериса — мудрость света — не ставит ногти там, где в данном нет необходимости, видеть и думать. Не надо ничего сочинять, отражающие находки даже более сюрреализма, чем фантазии, все факты, документы.

Подставкой никогда не пользуюсь — машину пока оставляю. Это не охота, а момент созерцания. Я всегда ношу его с камерой в футляре. Я встречаюсь с Антанасом Гуделисом, и он спрашивает: «К чему ты тут подсоединился?» «Вот мой стимулятор имиджа», — говорю я. После Шлиогер спрашивает меня: «Вы уже носите кардиостимулятор?» Такой каламбур насчет того, что для меня значит камера..
— Насколько важен для вас процесс фотосъемки и проявки, и насколько важен результат?
— В большинстве случаев фотографии готовлю сам, собственными руками. Данный процесс также может быть сделан при помощи компьютера, однако для меня, патолога, финансовый, финансовый процесс — это церемония. Мне нравится, когда свет проходит сквозь пальцы, переливается фото, разогревается, это даже алхимия. По этой причине я делаю авторские отпечатки.

Я свободный, мне и так качества хватает — скромные брюки, хватит. Мне не требуются «припудренные» изображения и дорогие фотоаппараты. Тут действительно есть какое-то отношение к поэзии — стихотворение элитное? Кое-где публикация превращается в эссе, где-нибудь в брошюру..
Обложка — еще одна программная рамка. Человеком с выпрямленными ногами и диагональю с отражением становится крыша. Думал не просто сгибать ноги. У меня лишь один шанс — фотографирую сосредоточенно, не дыша.

— Вы сказали, что стреляли в вас, как за вирус, который заразил вас навсегда. Как выжить в период карантина, или тосковать по городу?
— Да, есть фото-зараза или вирус. Мои окна огромны, как орган. В настоящий момент апрельский свет такой сильный — все время фотографирую, нажимая на телефон. Было бы грустно не «записывать» то, что я вижу. Еще меня заразил видеовирус от Йонаса Мекаса — я снимал.

Иногда думаю, снимать либо нет. Мекка сказала, что любой, кто научится снимать тут фото или видео, возьмёт это, сделает это, а потом проживет дольше, и то, что вы сняли, станет интересно. Не всем везет долго жить, мне везет.

— Какие планы на будущее?
— Мне необходима была эта книжка. Я задумал проекты, которые необходимо продолжать. Готовимся повторить образы Вильнюса из моей юности, все рассказы будут про людей на улицах того времени. Как кадры из кино, как пазлы, триптихи, полипты: новогодний салон, ресторан Дайнава, елка на улице Горького..

Я начал печатать эти кадры «из ящика» лишь после 1990 года. Рабочее наименование статьи — «Снято в Вильнюсе, 1960–1970 годы». Моя книжка будет в снегу, снегоходы как танки. Я хочу освободится от достояния молодости и показать иным, тем более тем, кто тогда не жил, так как всегда интересно увидеть время, когда нас не было.

Альгимантас Кунчюс «Фотоотражения. Вильнюс, 1990–2019 », составители: Альгимантас Кунчюс, Сауле Мажейкайте, Людас Парулскис, автор главного текста Эрнестас Парулскис. Опубликовано artseria в 2019 году.
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий