Л. гудешинскас: проблема литвы — недоверие граждан к правительству

 л. гудешинскас: проблема литвы - недоверие граждан к правительству

В течение 6-ти месяцев в Литве проходили споры о модели государства всеобщего благосостояния в странах Северной Европы, организованные Открытым форумом прогресса Литвы 2030 и Госсоветом прогресса. Одновременно с экспертами из Литвы и Скандинавии была расширена как та же модель благосостояния, так и возможности ее использования в сегодняшней Литве..
В течение 6-ти месяцев в Литве проходили споры о модели государства всеобщего благосостояния в странах Северной Европы, организованные Открытым форумом прогресса Литвы 2030 и Госсоветом прогресса. В связке с экспертами из Литвы и Скандинавии была расширена как та же модель благосостояния, так и возможности ее использования в сегодняшней Литве..
От вдохновляющих разговоров о «скандинавском процветании» и стремлении сблизится с нашими северными соседями мы перешли к определенным соображениям про то, как в работе приблизиться к скандинавским странам и что сделать в настоящий момент. состояние не останется просто красивой мечтой.
Беседа с Лютаурасом Гудейнскасом, преподавателем Института международных отношений и политических наук и руководителем Центра североевропейских исследований, про то, что сегодня помогает литовскому обществу и что мешает созданию скандинавского государства всеобщего благосостояния.
— Сравнение социального контекста Литвы и скандинавских стран часто начинается с определения самых основных отличий — в холодных странах люди доверяют друг дружке и собственной стране, а в Литве доверия нет. Но давайте необходимо начать с того, насколько устанавливается это социальное доверие — «много» или «мало»? Можем ли мы вообще обмерить эту уверенность с научной точки зрения
— Это реально и в большинстве случаев делается через опросы. Людей спрашивают, доверяют ли они кому-либо. Очень важное общественное доверие — доверие к остальным людям — прохожим на улице, соседям и иным людям..
Иногда для этого экспериментируют. К примеру, скинуть бумажник и отслеживать поведение компаний, которые это замечают..
С точки зрения социального доверия и если сравнивать с другими странами Европы ситуация в Литве неособенная. Компании доверяют друг дружке. Намного более большая проблема — это отсутствие доверия к правительству. Это тоже измеряется опросами, однако есть маленькие детали..
Доверие к разным государственным учреждениям — партиям, парламенту, правительству, полиции, главе государства — отличается. По этой причине важно отличать, какие из институциональных компаний наиболее связаны с государством. В случае с Литвой — это Сейм. Опросы за пару лет показали, что очень много людей ему абсолютно не доверяют. Это проблема.
— Если бы отношения между людьми в Литве оценивать простейшим образом — по 10-балльной шкале — какой «документ» вы бы написали для сегодняшнего общества
— Такая оценка, разумеется, основывается на общем впечатлении. Я написал 5 или 6. Ситуация не очень плохая, средняя, может чуть хуже средней. Но имеются определенный потенциал с целью улучшения.
— Если в Литве нет доверия, может быть легче начать с реформ, которые «убеждают» граждан доверять государству.?
— Вопрос про то, что должно быть первым — укрепление доверия или реформы доверия — напоминает проблематику курицы и яйца. Тяжело сказать, что вызывает и что вызывает что.
Но в социальных науках доверие выделяется как одна из самых неотъемлемых частей самых разных процессов. Поскольку мы можем определить многие политические процессы как дилеммы совместной работы, доверие играет важную роль..
Подобным образом, дилемма совместной работы — это ситуация, в которой решается, сотрудничать либо нет. При согласовании совместной работы результаты взаимовыгодны. Но, если наступит сомнение, партнерство некуда не убежит. Одна сторона думает, что ее обманут, а остальная считает, что ей не доверяют, и по этой причине отказывается вносить собственный депозит в общее дело..
Итак, доверие — это фактор, определяющий, достаточно ли у общества власти и желания сотрудничать. Отсутствие доверия ставит общество в ловушку. Без доверия нет гражданского общества, а без него реформы неэффективны, а прекрасное управление невозможно..
С другой стороны, без умного управления гражданское общество невозможно, а без гражданского общества нет доверия. Вырваться из данного порочного круга можно, только действуя с двух сторон. Эти действия могут помогать укреплению доверия и совместной работы..
Хотя нужно согласиться, что из-за скороспешных реформ после восстановления независимости литовское общество частично расточило доверие, за пару десятилетий было выполнено много. Победы Литвы не было бы, если бы компании были в действительности инопланетянами, коррумпированными политиками, а система была полностью гнилой..
В нашем районе есть варианты успеха стран, где данные проблемы были действительно серьезными. Подобным образом, эффективная реформа управления и укрепление доверия в Литве возможны..
Что касается «скандинавских» реформ, я желал бы затронуть тему, которая не получила последующего развития. Это социальная мобильность. Большинство экспертов назвали их составной частью скандинавской модели государства всеобщего благосостояния. В Литве эта тема актуальна, так как в обществе доминирует мнение, что карьера и возможности трудоустройства «простых людей» лимитированны «умением», свиданиями и т. Д. т. Как смотрится социальная мобильность и какая роль государства в ее обеспечении?
Социальная мобильность в сегодняшней системе значит, что достижения человека и его положение в обществе зависят от его или ее работы, а не от его происхождения. В результате люди с исключительными способностями оказываются на важных должностях. Однако это самый хороший вариант, и жизнь часто слегка отличается. Это проблема не только Литвы. Во многих странах, где главенство закона не слишком сильное, «случайные» компании иногда оказываются на важных постах..
С точки зрения литовской нормативной базы все открыто и прозрачно, но хорошие законы не всегда работают хорошо. Блатас существует благодаря тому, что это наследие советской эпохи. Впрочем ее масштабы — как и коррупция — не очень ясны. В то же время ясно, что общество, которое много говорит о «огромной» капле без вещественных доказательств, обрекает себя на сомнение к государству и его системе..
Также, нужно не только бороться с фактами самого блато, но и смотреть на проблематику шире. Увеличение социальной мобильности по примеру Северной Европы значит, прежде всего, вложения в образование. В странах Скандинавии с молодого возраста вкладываются немалые средства в человеческое образование. Положение человека в обществе зависит от его семьи, окружения и образования. Шансы на жизнь становятся больше с прекрасным образованием, а еще «остановит» факторы происхождения..
В Литве это все еще достаточно острая проблема. Бытовые дети, несовершеннолетние без сопровождения взрослых часто не имеют доступа к хорошему появлению. Позже они часто встречаются с большими проблемами. И не только на работе. По этой причине государство должно уделять данной проблеме много внимания. Целенаправленные усилия по обеспечению хорошего образования и дошкольного образования.
Взяв во внимание успех скандинавов, необходимо отметить одну очень функциональную вещь. Экспериментаторы из северных стран прекрасно знакомы с собственными членами общества. Любая информация и статистика, даже самые небольшие колебания общих настроений и мнений, детально анализируются. Аналогичная информация была широко представлена на всех мероприятиях открытого форума прогресса «Модель государства всеобщего благосостояния — Северный опыт и перспективы в Литве»..
Так что, возможно, более полное «статистическое знакомство» с литовским обществом могло бы стать первым шагом к североевропейской модели благосостояния? Прежде всего, хочу подчеркнуть, что среди ученых существует спор о том, можно ли точно обмерить социальные и политические явления — «количественно» все качественные вещи. Ответ на данный вопрос не очень ясен.
Второй важный нюанс состоит в том, что при сравнении опросов из самых разнообразных стран становится понятно, что различные страны по-разному отвечают на теже самые вопросы. Некоторые в большинстве случаев отвечают «да» или «нет». А иные, в том числе литовцы, предрасположены отличать одни оттенки, ответы умеренные — «больше, меньше, больше». Подобным образом, такие ответы иногда могут исказить опросы общественного мнения. В Литве мы наблюдаем такие расхождения между опросами и настоящими результатами во время выборов. Опросы осложняют предсказать, кто в действительности победит. Подобные тенденции наблюдаются и в остальных опросах..
Впрочем пока нет более прекрасных способов, чем опросы общественного мнения. Подобным образом, не обращая внимания на то, что они считаются лишь отражением общественного мнения, а порой и немного искаженными, опросы все таки можно попытаться провести в работе, к примеру, при планировке и реализации политики..
— Иногда уверяют, что модель благосостояния северных стран — это, по существу, социалистический проект, который не может быть практичным в либеральных демократиях. Насколько оправданы такие утверждения
— Общественное государство исторически даже не было изобретением социалистов или СССР. В странах Европы государство всеобщего благосостояния после Второй мировой появилось не из социализма, а из национализма. у. Государство всеобщего благосостояния было создано в целях укрепления национального государства..
Первый «тайный» мотив государства всеобщего благосостояния — создать в обществе ощущение общности и солидарности. Образование и социальная политика рассматривались как построение государства..
На данный момент во всех странах мира развиваются программы социального обеспечения. Даже в Юго-Восточной Азии, где социальной политике в прошлом практически не уделялось внимания. Осознание важности социальных программ для укрепления демократии и государства в общем..
Еще один существенный вопрос связан с «настоящим» успехом скандинавской модели государства всеобщего благосостояния в Литве. Неужели Литва и Скандинавия не очень различные, чтобы им помогли теже самые рецепты социальной политики? Интересно, что во многих областях мы пытаемся перенимать опыт США и у нас это получается, хотя Литва выделяется от США намного больше, чем от Скандинавии..
Когда доходит дело до культурных отличий между литовцами и скандинавами, особенно «других» скандинавских религий, игнорируется тот момент, что религия играет все более несущественную роль в сегодняшней жизни. Разумеется, нельзя опровергать значение религии, но главные правила общественной жизни уже не определяются ею..
Помимо того, Литва и Скандинавия очень схожи. Это сравнительно небольшие страны с этническим составом, который можно именовать гомогенным. Даже институциональная система схожа — парламентская демократия, которая способствует большему вниманию, пониманию и поиску гендерных нюансов. По существу, все политические и правовые предпосылки в Литве уже есть, и можно ожидать, что они будут удачно применены по скандинавскому примеру..
Мы видим, что в Эстонии могут быть такие положительные изменения. «Скандинавские» реформы там начались доброе десятилетие назад. Тоже очень важно, что шведы начали вводить собственную модель благосостояния В то время, когда их финансовый уровень был даже меньше, чем сейчас в Литве..
Знаменательный момент и то, что много нюансов и «секреты» скандинавской модели благосостояния были раскрыты в ходе споров на форуме Open Progress Forum.
В ходе мероприятия скандинавские ученые и общественные деятели представили многофункциональность модели государства всеобщего благосостояния и обговорили, как сделать ее подходящей для наших условий. Подчеркивается очень важное положение скандинавской модели благосостояния — наделение людей полномочиями беспокоиться не только о себе, но и про остальные..
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий