Юрист по трудовому стажу сквернеля: смею сказать, вот пример старой пословицы о мытье рук

 юрист по трудовому стажу сквернеля: смею сказать, вот пример старой пословицы о мытье рук

Саулюс Сквернелис говорит, что не даст ответ, согласно объявлению или предложению ли его супруга нашла работу в Orlen Group, и предлагает задать ей вопросы об обстоятельствах трудоустройства, добавив, что она не будет это прокомментировать. Сильвия Сквернеле получила работу в концерн месяц назад, Орлен говорит, что по традиционным правилам концерна..
Правительство отрицает, что под управлением Саула Сквернелиса Орлен принял полезные решения. Сам Orlen в собственном отчете говорит, что убытки компании сократились на 26 миллионов. EUR — по договорам с Литовскими железными дорогами. Компании также в порядке исключения разрешили принимать участие в открытом тендере, не обращая внимания на то, что у нее была задолженность за электрическую энергию..
Бывший судья Конституционного суда, профессор Витаутас Синкявичюс и юрист Альгимантас Шиндейкис.

— Гражданин Синькевич, достаточно ли объяснений премьера и того, что вы про них знаете, чтобы разогнать любые сомнения относительно вероятных подозрений в конфликте интересов
В. Синкявичюс: Я думаю, что этого откровенно недостаточно. В конце концов, то, что отвечает Конституции, что согласуется с демократическим порядком, — это то, что правильно, открыто, правильно и прозрачно. В таком случае обстоятельства такие, что Правительство принимает решения, выгодные для одной компании. Через пару месяцев в компании начинает работать супруга премьера. Первым делом появляется вопрос, как он получил работу , вот важный вопрос. Я думаю, что если бы общественности сказали, что была очень низкая заработная плата, объявили бы публичный конкурс, кто бы ни захотел, мог бы принимать участие, претендовать на пост, все вопросы отпали бы, однако у нас нет на это ответа. По этой причине посмею сказать, что, возможно, тут есть пример старой римской пословицы — мытье рук. Прежде всего, это должно быть в интересах устранения таких сомнений, это сам глава правительства и его супруга. Если ничего не сказано, ответ не будет ясным, понятным, убедительным для всех, каким он был, то эти сомнения останутся несанкционированными..
— Премьер сказал, что супруга сама ищет работу, сама нашла, так ему и сообщили. Кстати, мы также пригласили сюда госпожу Сильвию, передали приглашение через представителя премьера, но ответа не получили, как минимум, пока. Господин Шиндейки, какие объяснения можно было бы дать, чтобы высказать предположение, что в действительности глава правительства и занятость его жены не подвержены беспочвенной критике? Кому следует разогнать потенциальные подозрения?
А. Шиндейкис: С одной стороны, Конституция гарантирует человеку свободу выбора профессии. Должен согласиться, мисс Сильвия тоже имеет такое право свободно подбирать профессию, работу. Она сделала данный выбор. Проблема для всех нас и для государства в том, что она не просто рабочий, а супруга премьера. В данном варианте, я думаю, для премьера есть значительная проблема. В соответствии с Законом о государственно-частном соединении глава правительства больше не сможет принимать участие в принятии решений, которые могут каким-нибудь образом оказать влияние на интересы Orlen. Те конкретные решения относительно данной компании, мы знаем, сказал профессор, что подобные решения принимались в прошлом, они были исключительно положительными, насколько я понимаю, Орлен. Премьер больше не сможет принимать участие в подобных решениях.

— Даже взяв во внимание то, что некоторые из решений были не все исключительно вокруг Орлена, а касались Орлена.?
А. Шиндейкис: Это зависит от права Комиссии по служебной этике трактовать, объяснять ли закон широко или узко. Практически, решения могут быть конкретными, в пользу или в ущерб Орлену, и решения могут браться в интересах бизнеса. Каков размер Orlen в экономике Литвы? Входит В первые десятку плательщиков налога. Компания таких размеров — очень большой экспортер, есть зарубежные вложения. Как правительство, его глава правительства сможет действовать, зная, что не сможет принимать участие даже в делах, которые могут затронуть интересы данной компании? Я думаю, это значительная проблема. Я согласен с профессором в том, что в действительности общественности пока нет информации про то, как глава правительства сможет разрешить этот инцидент интересов, пострадает ли литовское государство, качество работы правительства Литвы и интересы литовских плательщиков налога. Пока у нас нет подобных объяснений, я согласен с тем, что такая светопроницаемость вызывает куча вопросов без ответа.
— Профессор, согласны ли вы, что это может создать проблемы для голосования премьера при принятии будущих решений? Если решение правительства может затронуть ряд компаний, однако если среди них есть Orlen.
В. Синкявичюс: Согласен, проблема намного больше в том, что одного смещения премьера и в данном варианте будет мало. Министры подчиняются премьеру, есть у них подчиненные компании. В настоящий момент предполагается, что министр не знает, какая позиция премьера по данному поводу, возможно, была бы наивной. Разумеется, министры посоветуются, но де-юре отстранение премьера еще не исключает возможности влияния на Такие решения. Мы действительно встретились с большой проблемой, но я думаю, что ее можно убрать абсолютно легко. В конце концов, достаточно открытого, добросовестного объяснения общественности того, что случилось. Это косвенная признательность за то, что Правительство приняло хорошее решение для данной компании, или это просто стечение обстоятельств и какое-то заблуждение. Но и премьер не нарушил закон, заявил он. Конкретно в данном случае мы обязаны хотя бы его обвинять. Но мы обязаны спросить, какая репутационная политика Orlen Lietuva и думает ли муж, принимая подобное решение, про то, как он прореагирует на премьера..
— Я не хочу, чтобы мы начали смотреть на то, что думала г-жа Сильвия, когда она пошла работать в Орлен, взяв во внимание, как это будет влиять на политическую карьеру ее мужа. Однако что мне действительно хочется спросить у вас — что необходимо сделать для жены премьера, этой и остальных жен будущих премьер-министров, если они хотят заменить работу или получить работу? Можем ли мы исправить эти вещи определенными правилами, или нам просто необходимо подумать о будущей репутации ее мужа?
В. Синкявичюс: Понимаете, ни один мужчина не скажет супруге, какую работу ей подобрать, где устроиться, на какую заработную плату, когда работать. У нее те же права, что и у мужчин, и никакая дискриминация невозможна. Так сказать, мужчина должен что-то тут настраивать.

— Я говорю о соглашении, регулировании правил.
В. Синкявичюс: Но ведь настраивать данный вопрос законом невозможно. Тут все должны ощущать. В данном варианте у нас все равно необыкновенный критерий. У нас есть глава правительства, премьер министр, и как только он становится с премьером, становится понятно, что за частной жизнью будут наблюдать по-другому. Информация о его действиях, действиях, с кем он встречался, о чем говорил, как готовится и так далее, будет обговариваться, будет общедоступной и не будет прятаться тут за ширмами закона. Есть то дополнительное, что не может быть урегулировано законами и правовыми нормами. Но его можно настроить, не обращая внимания на определенные обряды, это ощущение естественной справедливости и так далее. Но никто не может воспретить супруге премьера или супруге другого высокопоставленного должностнога лица искать работу, искать работу. Мы не про это говорим. В настоящий момент мы говорим исключительно о том, нашла ли она работу или ей предоставили работу..

— Речь также идет про то, как премьеру придется работать после того, как он уже получил работу . Гражданин Шиндейки, как вы более предрасположены называть такую ситуацию тут? Будь то политическая близорукость или, возможно, подготовка к отказу от политической карьеры вообще?
А. Шиндейкис: Мне тяжело сказать, каковы планы, я точно не член их семьи и не могу этого знать, но я бы хотел посмотреть на это иначе. Это определенное осложнение в жизни политиков, которое данные люди должны согласиться, что оно может появиться. Мы полностью признаем равные права мужчин и женщин на профессию, карьеру. Мы, разумеется, понимаем, что в таком случае, когда глава правительства на этот раз оказался со второй половинкой, появляются некоторые сомнения в отношении будущих решений. Такие решения будут браться в чьих интересах? Будут ли они приняты в интересах общества, государства, плательщиков налога или, скажем, компании, в которой работает моя супруга. Если даже решения будут приняты самым лучшим образом, население неминуемо будет сомневаться в том, почему подобные решения принимаются..
Поскольку нашим политикам часто бывает сложно сообщить обоснованность собственных решений, их объяснений, споры про них, в данном варианте сам политик сильно рискует потерять к нему доверие. В таком случае он поставил себя в такую ситуацию. С другой стороны, имеет ли литовское общество право на то, чтобы его политика была прозрачной, четко понимаемой, а решения обязаны быть предсказаны, обоснованы и приняты в интересах государства. Безусловно, у них существует такое право, закрепленное в конституции. Власть служит народу. В таком случае эту дилемму делают люди, которые руководствуются собственными собственными интересами и собственными правами. Однако в этом случае смотрел на то, что, допустим, мы знаем, что приближаются выборы и может так случится, что осенью у нас будет другое правительство..

откровенно вежливая тема. Мы знаем, что глава правительства был в установленном состоянии здоровья. Супруга действительно имеет право искать работу, беспокоиться о семье. Может быть, вам даже придется побеспокоится о собственном муже. Существует много деликатных вопросов. Но единственный четкий ответ на данные вопросы, что бы я ни делал, я думаю, нет. В большинстве случаев людям нужно понимать пределы собственного поведения и предвещать, как оно восприметься. Я так думаю, в данном варианте скорее всего пострадает доверие литовского общества к Литовскому государству. Часть общественности не будет убеждена, принимаются ли решения в интересах государства или в интересах определенной компании..
— Если я правильно понимаю, совет или ответ вас двоих, и что необходимо делать в подобных вариантах, а не только так, просто стоит подумать?
В. Синкявичюс: Важны светопроницаемость и, насколько это реально, открытость и правдивость. Население может понять и занятость, и стремление к очень высоким должностям, и все другое. Если это сделать честно, но в данном варианте мы встречаемся с ситуацией, когда население сомневается. Неужели этот успех работы, скажем, не был обусловлен канцелярией премьера? Не были ли определены предыдущие решения Правительства? А вот и самое страшное. Возвращаясь к мысли, что только один способ разогнать эти сомнения в таком случае — это открыто и четко объяснить все обстоятельства приема на работу..
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий