«Это просто животное» или почему все еще неудобно оплакивать потерю домашнего животного?

 «это просто животное» или почему все еще неудобно оплакивать потерю домашнего животного?

«В обществе все еще не принято оплакивать животное, хотя его роль поменялась: кошка перестала быть просто ловцом мышей, а собака — просто домработницей», — рассказывает порталу LRT.lt психолог Мигле Мотеюне. Быстрее всего, если бы человек, переживший траур по потере животного, попросил работодателя об оплачиваемом дневном отпуске, его просьба была бы удовлетворена, как ни удивительно, говорит психолог: «Нужно согласиться, что изменения все равно потребуют времени».
Идея создания групп взаимопомощи для людей, переживших потерю животного, для психолога, преподавателя и основателя организации помощи психолога и обучения «Сознательная семья» М. Мотеюне появилась на свет как из профессионального опыта, так и из собственного опыта. После потери собаки, которая прожила с семьей 14 лет, психолог заметил, что тем, кто пережил потерю животного в Литве, не хватает профессиональной специальной помощи психолога..
«Я читал литературу про то, как помочь себе, когда животное потерялось. Один из вариантов это сделать — через группу обоюдной поддержки. Когда я начал искать информацию, ни в сети интернет, ни в контакте с коллегами, я не отыскал никого, кто оказал бы такую помощь..
Так я пережила собственный опыт через личную терапию в кабинете психолога, и когда я ощутила, что готова принять новое животное дома, я поняла, что потеряла собственную потерю и готова помогать иным », — говорит М. Мотеюне..

Люди могут испытывать боль и ощущать, что их неверно понимают, когда они теряют животное, однако они не видят возможности побеседовать про это..
Он не смеет громко говорить о помощи
Группы обоюдной поддержки — это известный метод работы психологов с людьми, переживающими потерю ребенка, самоубийства, зависимости и остальные кризисы. Впрочем когда доходит дело до потери животного, люди часто ощущают, что их неверно понимают, говорит М. Мотеюне: «В обществе все еще не принято оплакивать животное, хотя его роль поменялась: кошка перестала быть просто ловцом мышей, а собака — просто сторожем. Четвероногие — наши друзья и семья ».
Пару месяцев назад, когда она начала раздавать в соцсетях сообщение про то, что организует группы взаимопомощи для тех, кто потерял домашнее животное, психолог говорит, что увидела, что реакция людей пока не вызывает оптимизма..
«Похоже, что эта тема все еще чувствительна, будто бы сами мы не очень понимаем, что нам необходима такая помощь. Когда я говорю про это, я делюсь информацией в группах поклонников животных, люди откликаются, благоприятно отзываются о такой помощи, но сами не инициируют эти темы. Возможно, они испытывают боль, а в случае потери животного ощущают себя непонятными, но, наверное, они не видят возможности заявлять про это », — делится собственными мыслями М. Мотеюне..

Часто пропадание или побег животного может быть еще более болезненым, так как хозяин не знает, когда прекратить ждать и начать оплакивать..
По мнению М. Мотеюне, помощь психолога пережившим потерю домашнего животного событием станет нормальным, а не постыдным событием. "Тогда это просто стало нашим вниманием. Но все таки, важно говорить о том факте, что животное может горевать, что человеку тяжело пережить потерю. К примеру, о такой помощи психолога доводилось говорить с ветеринарными клиниками, чье участие здесь тоже очень важно », — говорит психолог..
Невезение — это то же самое, что потерять дорогого человека
Если говорить о потере, психологическая наука часто ссылается на этапы траура, отмеченные психиатром Элизабет Кюблер-Росс. Они не появятся регулярно для всех, но повторяются как в случае потери дорогого человека, домашнего животного, так и в случае работы или разрыва отношений, отмечает М. Мотеюне..
Когда животное потеряно, сначала испытывается шок и начинается отрицание. Хозяин может не верить и не согласиться с тем, что домашнее животное в опасности или уже случилось.
«Хозяин может повторить, что еще есть надежда спасти заболевшего четвероногого, если он сбежал из дома, человек может рассчитывать, что животное вернется. Кстати, потеря домашнего питомца — это не только его смерть. Часто пропадание или побег животного может быть еще более болезненым, так как хозяин не знает, когда прекратить ждать и начать оплакивать. Он может захотеть пойти вечером на поиски животного, отрицая, что оно умерло или пропало. Состояние это может продолжаться 2-3 месяца », — говорит М. Мотеюне..

Также хозяин может обвинять себя, горевать про то, что животное очень поздно доставили к профессионалам, ощущать себя виноватым из-за очень раннего принятия решения об усыплении питомца..
Второй шаг — гнев. Он появляется, когда начинаешь понимать, что возлагается очень много надежд, однако они не оправдываются. "Гнев может быть направлен на вас самих или, часто, на ветеринаров. Считается, что ветеринар мог поступить по другому, применить другое лечение..
Хозяин также может начать обвинять себя, горевать, что животное очень поздно доставили к профессионалам, испытывая ощущение вины за то, что решил об усыплении питомца чрезмерно рано. К примеру, позднее мой гнев начал увеличиваться, так как я хотел забыть, но я держусь за болезненные воспоминания об умершем животном. Они хотели выпустить его, однако это было сложно », — делится личным опытом М. Мотеюне..
В данном варианте рекомендуется понимать, что момент, когда хозяин животного принимал решение, был стрессовым и полным неуверенности. «Необходимо понимать, что, если бы я знал все, что знал в настоящий момент, я мог бы поступить по другому, но В то время я принял оптимальное решение из любви и заботы о животном», — говорит психолог..

Если даже они болезненны, воспоминания — это способ компенсировать потерю.
Вина часто приходит после гнева. Если животное сбило машину, оно утонет в воде, хозяин может ощутить собственную причастность к потере питомца. В голове возможно появятся малоприятные зрительные, болезненные воспоминания. Если хозяин не видел, что случилось с его питомцем, воображением можно изобразить болезненные образы: что сбежавшее животное страдает, зовет на помощь, а хозяин бессилен ему помочь.
"Тогда это просто стало нашим вниманием. Если даже они болезненны, воспоминания — это способ компенсировать потерю. Все же особо важно заставить себя вспомнить хотя бы один прекрасный момент. Было бы неплохо вспомнить два малоприятных момента, к примеру, как распрощаться с питомцем и дать ему лекарство, а потом подумать про то, что приятно: как мы вместе ходили в кафе, бегали в парке », — говорит психолог..

Желание не демонстрировать эмоции приводит к напряжению тела и по завершению вызывает вторичные психосоматические проблемы: боли в животе, бессонницу, мигрень..
Заключительные этапы траура, через которые проходит хозяин, — это горе и депрессия. «Когда мы осознанно осознаем потерю, в большинстве случаев происходит всплеск впечатлений: кажется, что всегда хочется вопить, но везде, даже в центре для торговли или идя по улице, появляются воспоминания, боязни, что когда я начну вопить, я не смогу остановиться и эмоции не закончатся.
Те, кто плачут и дают возможность себе горевать, в конце концов приходят к примирению. Бывают ситуации, когда хозяева пытаются подавить появляющиеся эмоции, плохо чувствуют себя, так как месяц уже оплакивал животное..
Быстрее всего, подобная реакция функционирует как механизм защиты, но желание не демонстрировать эмоции приводит к напряжению тела и по завершению вызывает вторичные психосоматические проблемы: боли в животе, бессонницу, мигрень. Из-за такой, кажется, обычной вещи, как слезы, мы можем позднее получить более большие проблемы », — говорит М. Мотеюне..
Как ответить на фразу "все же животное"
Стремление подавить эмоции вытекает из реакции общества — если бы нам дали возможность скорбеть, нам не понадобилось бы скрываться и стесняться горя, говорит психолог: К большому сожалению, на сегодня это не так. Интересно, прореагирует ли наниматель довольно благосклонно, если мы попросим оплачиваемый дневной отпуск в виду потери животного ».
Часто вместо того, чтобы пожалеть потере животного, можно услышать едкую фразу: «В конце концов, это только животное». М. Мотеюне говорит, что, услышав подобные слова, она ощутила себя неприемлемой и непонятой..

Помните: если вам больно, так как ваш воспитанник был другом слушателя, вы можете оплакивать его также сильно, как и родного человека.
«Аналогичные слова, возможно, будут сказаны, когда хозяин еще переживает траур. В то время нам еще не хватает сил, и если нам все еще приходится иметь дело с подобными приговорами, мы исчерпываем последние ресурсы. Впрочем рекомендуется не стремиться поменять отношение других, а сосредоточить время и усилия на собственном состоянии..
Автору подобных слов остается ответить, что вы сожалеете, что он не может вас понять в данный момент. Даже услышав подобные слова, помните: если вам больно, так как ваш воспитанник был другом слушателя, вы можете оплакивать его, как дорогого человека », — говорит М. Мотеюне..
Подготовка к усыновлению нового питомца
По словам М. Мотеюне, часто потерявшие домашнее животное хозяева не хотят испытывать аналогичную боль во второй раз, по этой причине твердо решают не брать в дом другое животное. Впрочем психолог указывает, что настоящее примирение с потерей домашнего питомца происходит тогда, когда мы готовы побеспокоится о другом животном, а при воспоминании об ушедшем четвероногом члене семьи появляются хорошие воспоминания, встретившись с ним фотографию, больше не хочется вопить..
Действительно, принятие нового члена в семью должно быть обдуманным шагом, — считает М. Мотеюне: « что ты мог бы укрыть.
В данном варианте большая вероятность, что новый воспитанник не сделает легче траур и даже вызовет определённое разочарование, так как не сможет установить с ним такие же отношения, как с ушедшим четвероногим. Если даже животное одной породы или окраса, необходимо понимать, что вы вводите в семью другого настоящего домашнего питомца и устанавливаете с ним иные отношения ».
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий