Ивиле пипините

Ivile Pipinyte. Новый фильм — «Юрист»: много, но.

Такие фильмы, как «Адвокат Ромаса Забараускаса» (Литва, 2020) сразу поддерживают меня возле стенки: напишу, что это наивная, самодеятельная работа — рискую называть гомофобом. Если я воспользуюсь опытом марксистской критики и обращу внимание на преданного автора, его активизм и текущую тему фильма, я почувствую себя глупо, так как, когда я пишу о кино, это не тема..
Фильмы Забараускаса специально маргинальны, но они балансируют на грани сегодняшней конъюнктуры: режиссер (он же и сценарист) эксплуатирует актуальные и стильные темы, а фильмы с гомосексуальными персонами поныне вызывают в Литве скандалы. В кинотеатре Zabarauskas витает дух амбициозных вильнюсских хипстеров, хотя иногда он уступает место обыкновенному снобизму — восхищению дорогими интерьерами и всем, что сегодня дают людям деньги..

Забараускас умеет сосредоточиться на себе. Берлинский кинофестиваль показал его короткометражный фильм «Мелодрама» (2011 г.), представленный как первый литовский ЛГБТ-фильм, «Забастовка» (2016) критиковал Вильнюс на расистском уровне в духе BLM этого года — в нем был показан чернокожий литовец, который столкнулся с открытым расизмом, когда приехал домой, но в, то, же время он «пощекотал» коррумпированного главы городской администрации города, не избегая откровенно левых идей восстания. В фильме «Из Литвы не убежишь» (2016) Забараускас выделил, насколько Литва считается гомофобной, лицемерной, провинциальной и не удобной страной. Я полностью согласен с этими утверждениями, но кино начинается тогда, когда они принимают форму завораживающих судеб, героев, образов и мыслей..

Герой юриста — гомосексуальный бизнес-юрист Мариус (Эймутис Квощяускас) — обсуждает с компанией друзей веганскую еду, по радикальному меняющуюся идею семьи и в тот же вечер встречает в сети сирийца Али (Догац Йылдыз), эротического беженца. Вскоре они встречаются в Белграде, но Мариус отказывается помочь Али улизнуть из лагеря беженцев. Но он быстро понимает, что любит парня, зовет его в роскошный отель в Белграде. Мариус пытается найти для Али способы беспрепятственно перемещаться по Европе, но вскоре понимает, что бюрократия сильнее любви и гуманизма, благодаря этому он решает плюнуть на профессиональную этику..
К несчастью, «Адвокат» больше похож на пестрый плакат, чем на фильм. Забараускас неохотно пытается объяснить превращение умного, трезвого и солидного юриста в любовника-романтика. Режиссеру кажется, что внезапная смерть отца или увиденное в телефоне парня-транссексуала, что он чувствовал себя одиноким, разочарованным во всем, но ЛГБТ-сообщество помогло ему выжить, и Мариус вдруг искренне откажется от отточенных годами способностей профессиональных навыков. Забараускас не объясняет, почему его мать извиняется за умершего отца Мариуса.

Аналогично внезапно срывается линия богатейшей россиянки Дарьи Джекамасовой, которая появилась в начале фильма. Кажется, что режиссеру нужно только восхищаться выставкой фотографий обнаженных мужчин в лофте Дарьи и раздумывать о сегодняшнем искусстве и гендерной теме в ней. Персонажи невыразительны, в них отсутствуют конкретные, амурные сюжеты, иногда кажется, что персонажи сведены к своей сексуальности и больше похожи на марионеток Забараускаса. Благодаря этому фильм не стал многоцелевой историей любви. Посмотрев не одну сцену, пара ключевых действующих лиц пожалела, что им самим потребовалось попытаться заполнить пустоту сценария и вместо содержательных диалогов сказать такие стардантности, которые кажутся незамеченными в женских глянцах (ну, если только «мы все люди»). И пока говорить их не на родном, а на так называемом аэропортовом английском..

Однако сейчас мировые торговые марки Advokate идут полным ходом. Это и литовские знаменитости, например, Аисте Диржюте, исполняющая эпизодическую роль глупого секретаря Мариуса, или как говорят иначе знаменитость, такой Наглис Биеранкас в эпизоде с вечеринкой; небоскребы Вильнюса, с высоты которых в своей квартире Мариус романтически смотрит на ночной город; секс за деньги в интернете; лагерь военных беженцев в Сербии и полуразрушенном Белграде (такой постсоветский Вильнюс достаточно часто показывают в зарубежных фильмах); много бесконечно сентиментальной музыки, настаивающей на том, как понять тот либо другой эпизод, и песен Джордана Буткута; много расположение продукта; много самовлюбленности постановщика и других режиссеров.
Многое, также, конечно, добрые намерения, не хватает только самого главного — профессиональной режиссуры..
История: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий