Историки называют оставленных партизан предателями, но методы допросов не позволили нам устоять.

Историк: Мы называем проданных партизан предателями, но методы допроса не позволяли нам противиться.

В настоящий момент не составит никакого труда позвонить тем, кто что-то сказал во время допроса, работодателям, однако из-за методов допроса часто было невозможно устоять, — говорит историк LGGRTC Дариус Юодис. Он утверждает, что часто допрошенные партизаны ничего не утверждали, а исключительно возвращались к камере, чтобы побеседовать с другими заключенными. Но они не знали, что реальные друзья камеры были завербованными агентами..
Международная конференция «Антикоммунистическое сопротивление в Центральной и Восточной Европе после Второй мировой» Историк Литовского центра исследований геноцида и сопротивления, д-р. Д. Юодис зачитал отчет по делу советских разведслужб о руководителе партизан Йоне Жемайту-Витауте..
Йонас Жемайтис-Витаутас — литовский офицер, боец, командующий и организатор литовских партизанских армии, координатор сопротивления оккупации Литвы. 1949 г. На собрании партизанских начальников Литвы в феврале 2006 г. Я. Шемайтис стал главой президиума Совета ЛЛКС и на время занимал должность командующего Силами обороны. Йонас Ежемайтис-Витаутас был арестован в первой половине 50-ых годов двадцатого века. Май, когда был предоставлен его тайник. Я. Ежемайтис был арестован живым в первой половине 50-ых годов XX века. расстрелян в московской тюрьме в ноябре.
Охранники не подошли к начальнику.
По словам Д. Юодейса, партизана Йонаса Шемемайтиса со строгой концентрацией, у него было более 10 разговорных и не менее 8 письменных прозвищ, которые он если необходимо менял. Но для службы безопасности было не сложно установить его личность — так всегда и поступали охранники, но местонахождение тайника Шемемы выяснить не получилось..

Опасность того, что охранники установят его местонахождение, появилась во время ареста коммунистов и партизан из окрестностей страны, что было постоянным процессом. Впрочем задержанные либо не знали, где прячется их начальник, либо не рассказали историку..
До 1952 года Йонас Шемаемайс не имел возможности очень плотно подойти к охранникам на окружающих дорогах, следил за окружающими людьми, но где бы он ни скрывался, какие конкретные контакты у него были..
Агенты набираются на компромисс
Историк говорит, что добраться до лидера партизан пытались любыми способами. К примеру, один агент поселился в квартире, где прятались компании, близкие к Йонасу Шемайтису, однако даже во время такого личного контакта с начальником охранники не подошли. По данным следствия понять можно, что подавляющая часть агентов была завербована путем их компрометации, лишь маленькая часть из них работала на патриотической основе, считает историк. Благодаря этому некоторые агенты просто не работали..

Дополнительным информационным источником были следователи. По словам Д. Юодиса, тех, кто что-то сказал на допросе, в настоящий момент не составит никакого труда назвать предателями, но методы допроса очень часто были такими, что устоять было невозможно. Историк считает, что нередко допрашиваемый ничего не говорил, он говорил что-то лишь, когда возвращался в камеру, где пребывали агенты в масках..
Практически, один из жемайтийских офицеров связи не дал каких-нибудь детальных показаний, но когда он вернулся к камере, он сказал чуть больше. Это психологический момент — кому-то необходимо сказать, значит, на камеру. А сделать это не получилось, так как, как мы теперь знаем, туда подбросили другого агента. Другой партизан тоже знал место бункера, в котором прятался жемайтиец, однако не тронул его, не сказал где. Если они скажут, то хозяин будет арестован, — говорит Д. Юодис..
Охранные операции трансформировались в любознательные ситуации
Как говорит историк, служба безопасности часто растрачивала большого количества сил в неправильном направлении. К примеру, был случай, когда два завербованных агента утверждали о арендодателе, но было ряд компаний с одинаковым именем и фамилией, по этой причине агенты утверждали о различных людях..

• Ничего, кроме общения. Еще когда готовилась одна операция, одна завербованная женщина заявила, что жемайтиец приедет в Каунас с водителем Петрайтисом, все ищут, кто за ним идет, посты управления строятся, операция масштабная. Впрочем позднее видно, что Жемайты не планировали идти, и силы были брошены не так, как нужно. В этом, поясняет историк, были и любознательные ситуации..
По словам Д. Юодиса, Служба безопасности осознала, что партизаны очень хотели установить контакты с гражданами других стран, по этой причине агенты как минимум несколько раз планировали, что возможные десантники должны были отправить письмо жемайтийцам и обманным путем молить о встрече. Впрочем это оставалось только в планах, так как Госбезопасность не смогла приготовить столь основательную операцию, а для игры приехавшего в Литву иностранца им не хватало опыта, говорит историк..

По словам историка, Йонас Шемайтис прожил в одном бункере практически полтора года, никуда не переезжая, но Служба безопасности все равно искала не лес, а исключительно то место, где он скрывался. По словам Д. Юодиса, практически любой человек, имеющий отношение к Жемайтии, подвергался допросу и преследованию, по этой причине дожить до 1952 года для него было как правило невозможно..
Арест партизана, кого больше Есиноса, было лишь вопросом времени », — считает историк..
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий