Хенрик радаускас — 110 друзей называли его «алкоголиком искусства» и «поэтом божьей благодати»

Хенрику Радаускасу — 110: друзья называли его «пьяницей искусства» и «поэтом Божьей благодати».

23 апреля мы отмечаем 110-летие со дня рождения поэта-эстетика Генрика Радаускаса (1910–1970). критик Витаутас Александрас Йонинас точно дал характеристику его как «поэта благодати Божией»..
При жизни Х. Радаускаса было опубликовано 4-ре поэтического сборника — «Фонтан» (1935), «Стрела в небе» (1950), «Зимняя песня» (1955) и «Стихи» (1965). Посмертный поэтический сборник «Стихи» 1965–1970 (1978) был составлен, подготовлен и издан друзьями поэта Альфонсасом Ника-Нилюнасом, Юргисом Блекайтис и Витаутасом Саулюсом..

В поэтическом полотне Х. Радаускаса пульсируют знамения культурной истории: упоминаются имена любимых художников и композиторов, светятся части прошедших реставрацияю картин, виртуозно соединяются музыкальные детали..
Создал "мою землю"
В тяжёлых жизненных условиях, в серой обычной жизни эмигранта в Германии или после тяжёлой физической работы в Чикаго он посещал музеи, театры, концерты, библиотеки в поиске подкрепления для души. Искусство сродни хлебу и воде, без которых нельзя жить.
В письме к А. Никаи-Нилюнасу из Чикаго он писал: «Что касается« культурных приготовлений », то их тут особенно много: великолепные выставки, никого из которых мы не пропускаем, концерты лучших музыкантов мира (мы не посетили маленькую часть из них). А ВУЗ искусств Чикаго очень богат Ренойро, Дега, Сезанном, Тулуз-Лотреко, Моне и прочими. картины очень близких мне художников »(13 сентября 1953 г.)

А. Ника-Нилюнас окрестил Х. Радаускаса «пьяницей искусства», так как «поэзия, музыка барокко и картины импрессионистов никогда его не волновали»..
Этот мир дал Х. Радаускасу вдохновение и силы побывать вдалеке от собственной родины, быть вдалеке от непростой реальности жизни..
Архивы коллекции Х. Радаускаса в Музее литовской литературы имени Майрониса говорят о его страсти — собирать, приобретать и собирать произведения художественного искусства. Многие из них было приобретено в ходе работы в Библиотеке Конгресса в Вашингтоне. Посещал аукционы, антиквариат, привозил из командировок по Европе. Одновременно с женой Верой Сотниковайте создали «собственную землю»..

В письме собственному другу латышскому поэту Иварсу Иваскасу он писал: «Квартира стала — если можно так выразиться — маленьким музеем в собственном роде. Правда, тесновато: семь ваз и пять тарелок на поверхности стены — это, может быть, много. Стоит еще сказать что, фарфор — «Экран», японская гравюра. Литографии Касюлиса, собака-дракон Фо, резные фигуры, карта Литвы из Амстердама (350 лет). Мы уже посетили несколько здешних лавок антиквариата. Даже такие скромные вещи, как наши, тут дороже на 200–300 процентов »(28 июня 1963 г.)

На фото этого издания мы видим Х. Радаускаса в собственной квартире в Вашингтоне рядом с поразительными произведениями искусства. Отдельные из них привезены в дом Майрониса и будут выставлены в наших экспозициях. Я желал бы выделить чрезвычайно ценный картографический раритет, который он приобрел и бережно ценил — карту «Magni Ducatus Lithuaniae Caeterarumque Regionum III Adiacentium Exacta Descriptio» («Точное описание Великого княжества Литовского и территорий которые находятся рядом»). Он был составлен и подготовлен государственным военным деятелем, картографом, меценатом, дворянином Микалоюсом Криступасом Радвилой Нашлайтелис (1549–1616) в Несвиже, Литва..
Расстройство чтения
Х. Радаускас прожил собственную жизнь через Краков, Гиконис, Новониколаевск (ныне Новороссийск), Паневежис, Каунас, Берлин, Ройтлинген, Балтимор, Чикаго, Вашингтон, Висбаден..

Генри и его брат-близнец Бруно появились 23 апреля 1910 года в Кракове. Раннее детство он провел в Аукштайтии, в деревне Гиконяй, но события Первой мировой заставили семью уехать в Россию. В первой половине 20-ых годов XX века вернулся в Литву, получал образование в Паневежской гимназии, позднее Хенрикас поступил в Паневежскую учительскую семинарию, которую окончил во второй половине 20-ых годов двадцатого века..
Читая в юности немецкий, французский, российский и польский, он читал книги мировой классики на языках оригинала. Желание продолжать учебу стало причиной факультету филологии Университета им. Витаутаса Великого. Институт не был коммуникабельным, не входил в студенческие организации. Все внимание было сосредоточено на исследованиях. У него не было близких друзей, но ему понравилось посетить Театральный семинар под управлением Балиса Сруога, где он познакомился с собственной будущей женой В. Сотниковайте..

Экзамены VMU сдал с хорошими и достаточно хорошими оценками, однако по неизвестным причинам не написал дипломную работу. С 1934 по 1936 год работал в университетской библиотеке. В том же году по приглашению собственного приятеля Антанаса Густайтиса он стал спикером и вел программы на литовском и немецком языках на Клайпедском радио. С 1937 по 1941 год он работал в минобразования редактором Книгоиздательской комиссии, исправляя язык и переводы необычных рукописей..
13 июля 1944 г. отступая от приближающегося фронта, Радаускас направился к границе, а потом в Германию. Надеясь, что война может повернуться в иную сторону, что это только «временное отступление», они встретились в домах родственников в Берлине. Напряжение и закомплексованность в завтрашнем дне, ничтожная жизнь и частые бомбежки сказались на здоровье Радаускаса: у него начались сердечные заболевания..

В конце войны он со второй половинкой переселился в Ройтлинген, принадлежавший французским военным союзникам. До 1949 года Радаускас работал переводчиком во французском учреждении. Тут французские военные власти побеспокоились не только о финансовом положении эмигрантов, но и о многообразии культурной жизни..
Он сравнил бумажные цветы с «поэтической» заработной платой.
Из Германии жизненный путь Радаускаса повернул в Америку. После получения приглашений от родственников в 1949 г. 19 сентября приехал в Ватербери, штат Коннектикут, а позднее, когда не смог найти работу и квартиру, переселился в Балтимор. В письме Стасису Сантварасу он писал:
«Я нигде не получил работу после переезда ряда заводов, больниц и школ. Супруга отработала месяц на стекольном заводе. Когда мой брат приехал в Балтимор и тоже услышал, что тут чуть легче с квартирами и работой, я сначала огляделась, а потом решила подняться сюда. На одном заводе после серии продолжительных («интеллектуальных» и других) тестов я в конце концов получил работу . Я упаковщик на медно-алюминиевом заводе, где работаю после 20:00. в день, я получаю 1,09 доллара в час ». (Письмо Генрика Радаускаса Стасису Сантварасу, 1949; MLLM; нет.)

Позднее Радаускас устроился на маленькую фабрику, по его своим словам, проделал «поэтическую» работу — сравнил бумажные цветы с пониженной заработной платой..
В первой половине 50-ых годов двадцатого века он приехал в Чикаго, где жили его друзья Я. Блекайтис, В. Саулюс, Антанас Шкема. Все работали на маленький фабрике, где им доводилось «выгибать ножки сделанные из металла столов и стульев». Позднее Блекайтис устроился упаковщиком, пригласив и Радаускаса..

Путешествовал по Европе
Когда Блекайтис при посредничестве литератора из США Рэндалла Джаррелла уехал в Вашингтон, Х. Радаускас получил работу в Вашингтонскую Библиотеку Конгресса и с 1959 года стал официальным служащим этого заведения..
В первой половине 60-ых годов XX века его направили на работу в Висбаден, Германия, где Радаускас проработал три года. Потом они объехали всю Европу, побывав во Франции, Нидерландах, Бельгии, Италии, Испании..

В первой половине 70-ых годов XX века Х. Радаускас был выгнан с работы в связи с сокращением штата. Он внезапно умер в том же году в качестве переводчика на одной из заседаний, проводимых в Библиотеке Конгресса в Вашингтоне..

В удовольствие читателей — несколько стихотворений Генрикаса Радаускаса.
СКАЗКА
Через дымовой поезд, через проводной телефон,
Через закрытую металлическую дверь,
Через холодный свет безумно жёлтый,
Через горячую слезу, которая немедленно упадет,
Через вереницу лебедок летит на север,
Богатство, принесённое через подземелья гномов —
Сказка летит, тропическая горячая кисть,
И пестрые лучи дождя вспыхивают.
Нога ребенка проходит семь миль.
Сироты не трогают волков зла.
И братья Эгле рубят косами
Ее супруг Снейк возле моря.
Паук с крошкой на пути к небу.
Древесина и камень молчат.
И в поиске счастья на слепой кобыле
Обманывать всю землю, дурак.
Мир смеется, разбивая собственную сеть
На сухопутных дорогах, магистралях и тропинках.
Я слушаю, что поет мне сказка, как соловей,
МИР не верят, и по мнению ВЕРЯЮТ.
ЦВЕТОК И ВЕТЕР
Цветок сказал ветру, что он будет расцветать на следующий день,
И ветер услышал, как она сказала «немедленно»., —
Он надел на собственного брата, а на другого брата,
Для очень маленьких и забавных, глупых и легкомысленных.
И он открыл облако, и начал лить дождь
И он задул солнечную печь, чтобы она сияла ярче,
И вся деревня была запутана и бормотала
И бухает, спрашивая, какого цвета это будет.
И решил не ждать, пока цветок распустится навсегда,
И зеленый платок мокрого бутона лопнул,
Цветок распустился белым, а цветок белого цвета
Ветер качался, кричал: «Белый, белый, белый!»
ЗИМНИЕ РАБОТЫ
Зима падает на землю кристаллами
И коньки на ледовых столах
И разливы драгметаллов
И он обращается к апостолам:
Золотые луки, серебряные луки
Западные медные колокола —
И кроты ревет надвое
И называется всеми именами:
Арсенал алмазной смерти,
И войны хищных планет,
И свет, и конец света,
И фантастические вечера.
Земля улетает в космос без крова,
Размельчает дерево в горячую искру.
Сани трансформировались в колокола
Край неба упал.
ВЕСНА или ВИВАЛЬДИ
Пучки голубей фольгой
Висит на освещенном мраморе.
Горизонты празднуют весну,
И платаны поднимаются из могилы.
Белые ласточки провалюются сквозь облака,
И огнемет расколол воздух,
Где лабиринт серебряных бурь
Играет на скрипках и флейте Вивальди.
Поток ларго льется печалью
Через итальянскую равнину широкую,
И счастливый шаг как танцор,
Бежит в райских садах жизни.
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий