Если бы белорусский политолог мог выбирать между россией и ес, большинство белорусов не выбрали бы ни то, ни другое.

Белорусский политолог: Если бы вы могли подбирать между Россией и ЕС, большинство белорусов не подобрали бы ни одного

Бело-красный флаг и Пагония, которую мы узнаем в Литве как Витис, были знаками протеста против режима для белорусов, которые не уходили с улиц в последние недели, и собственно тогда и лишь для некоторых из них — исторические символы, — говорит политолог Андреюс Ягоравас. На референдуме, инициированном Александром Лукашенко в 1995 году. символы были изъяты из официального обращения в Беларуси, однако сейчас вернулись и вернулись тысячами.
Но одних символов недостаточно, необходимы вожди и колдуны — белорусы напоминают с каждой стороны. По мнению А. Джахораваса, формирование Координационного совета способно заполнить вакуум лидерства, хотя некоторые в этом сомневаются..
В интервью LRT.lt политолог и экспериментатор из Европейского центра трансформации также сказал, что подавляемое сейчас насилие силовых структур против митингующих не должно вызывать удивления, выяснив, как они были организованы идеологически. «Им всегда утверждали, что люди, которые идут на протесты, маргинализированы, их меньшее число, они ничего не знают и ими манипулирует Запад, они хотят причинить вред стране», — сказал Джахорав..
«Успех» в подавлении предыдущих протестов не повторился, по этой причине Лукашенко должен найти выход из беспрецедентного кризиса. Хотя признаков фрагментации власти нет, собеседник считает, что господин Лукашенко также, возможно, подвергнется незаметному давлению со стороны влиятельных предпринимателей в государстве, которым беспорядки не выгодны..
— Вы упомянули, что смотрели пресс-конференцию Светланы Цихановской в Вильнюсе, какое впечатление она выполнила на вас? Многие увидели, что ответы были краткими, простыми, а в Литве один из комментаторов сказал, что на то, что она не сказала, необходимо обратить много внимания, чем на то, что она сказала. Как ты выглядишь?
— Хочу подчеркнуть, что госпожа Цихановская на протяжении всей избирательной кампании считается больше символом, чем лидером и политиком. Ей было трудно делать политические заявления и заявления, говорить о более крупной программе, чем объявление новых выборов, она в наше время в аналогичный ситуации, по этой причине нет необходимости ждать и требовать от нее политических заявлений. Она права, подчеркивая собственную минималистскую повестку дня, которая состоит в том, чтобы начать беседы о новых справедливых выборах в государстве..

— Нежелание г-жи Цичановской говорить о России и ее воздействии в государстве, выражать собственное личное мнение все больше поощряется тем, что она избегает дискриминации самих белорусов или злит соседа.?
— То, что происходит в Беларуси, протесты против Лукашенко, не имеют геополитической составляющей. Люди не выходят на улицы с требованиями евроинтеграции, у них нет ни пророссийских, ни антироссийских устремлений — на сегодня это значения не имеет. Один из самых важных — это изменение политической системы, возврат к демократии. И через рассмотрение нового формата выборов, проведение таких выборов, внесение поправок в Конституцию, данный вопрос может быть решён, и обязаны быть решены геополитические вопросы, когда мы дело имеем с трансформацией политической системы и когда мы возвращаемся к демократическим институтам..
По этой причине в политическом плане я думаю, что Светлана и ее команда поступают правильно, не занимая однозначной позиции, потому что сделать это еще рано..

— Впрочем Лукашенко систематично пытается превратить это в геополитический вопрос: говоря о провокациях НАТО, он сказал, что оппозиция полна решимости положить конец всем тесным отношениям с Россией, от прекращения ретрансляции российских каналов до выхода из ОДКБ. Оппозиция, разумеется, все это отрицает. Это попытка Лукашенко напугать белорусов Майданом или привлечь интерес России?
— Лукашенко пытается переманить Россию на собственную сторону. Мы видим, что в Беларусь приглашены команды политтехнологов, мы видим, что Российская Федерация поддерживает г-на Лукашенко в области информации, активности российских троллей, мы видим, что форма пророческих митингов копируется в проправительственных митингах.
С другой стороны, он пытается напугать оппозиционеров и привести ее к власти, стараясь осуществить сценарий Майдана, организованный националистически прозападными силами. Это обман, ничего аналогичного нет. Нынешние лидеры оппозиции не имеют геополитической, даже экономичной программы, никаких кардинальных реформ в языковой политике или экономике..
— Как вы думаете, Лукашенко реально смотрит на происходящее в государстве? Он сообщил средствам массовой информации, что не пользуется сотовым телефоном и не сидит на «устройствах», и мы видим, сколько активности встречается в соцсетях. Возможно, он не видит всей картины ситуации?
— Какое то время назад, в первый день событий, было видно, что гражданин Лукашенко расстроен, не принимает адекватных решений, его заявления никак не перекликаются с общим настроением, он просто говорил то, что всегда говорил, однако уже не находил поддержки..
Позднее действия правительства поменялись, что говорит про то, что оно стало иначе смотреть на ситуацию. Насколько адекватно сказать трудно, но ясно, что власть перегруппировалась и поменяла тактику действий..

— То, что у уличных протестов нет четкого лидера, — их превосходство или минус? Я видела, как на митингах выступает и выступает Мария Калесникова, вроде у нее все хорошо, но однозначным лидером ее назвать трудно..
— И превосходство, и минус. Так как децентрализованные протесты, которые как правило организуются через разные каналы Telegram с очень приличным количеством подписчиков — около полумиллиона и более, не могут быть подавлены арестами определенных лидеров..
Обратной стороной считается то, что усилия обязаны быть сосредоточены на единодушном влиянии на наиболее болезненные для режима места, функции, которые для него крайне важны, и на принуждение их к переговорам. В данной ситуации отсутствие четкого политического лидера считается минусом, но в большой мере возмещается разработкой Координационного совета по инициативе господина Цичановского, в который вошли огромное количество знаменитостей, и выборного президиума. Этот президиум сегодня заполняет временный вакуум политического лидерства..
Я надеюсь, что его легитимность, также в глазах митингующих, будет расти. Как показывают наши опросы, люди доверяют Координационному совету и Цичановской. Я считаю, что если совет предпримет более решительные политические шаги, будет стремиться установить контакты с группами митингующих, аналогичными востребованными каналами Telegram, связь будет укрепляться, и мы выйдем в качественно новую ситуацию..
— Расскажите детальнее об исследованиях по укреплению доверия, проведенных г-жой Цичановской и Координационным советом..
— У нас есть маленькая группа волонтеров в самом центре европейской трансформации. Во время протестов мы провели около сотни интервью, среди прочего, спрашивая, почему люди протестуют, чему они доверяют, чего требуют, как они ценят белый, красный, белый символизм и так дальше. Это не репрезентативный опрос, но он дает нам возможность понять самые лучшие характеристики протестов..

— Упомянутый вами флаг «Пагония» благодаря символике отлично узнаваем и в Литве. Как вышло, что сегодня на митингах против А. Лукашенко мы видим конкретно этот флаг, а на митингах в поддержку А. Лукашенко — национальный флаг страны
— Сегодня значение белой, красной, белой символики сильно выделяется от того, что было до этого года. Раньше этот флаг вызывал ассоциации с нарративом национального возрождения, он был как флаг классической оппозиции Беларуси, прозападной, национально ориентированной. В наше время люди скорее воспринимают его как флаг протеста и не имеют никакого значения, связывающего флаг с националистическим дискурсом. Он просто применяется как флаг протеста, применяется в массовом порядке, так как он был отрицательным и маргинализированным существующим правительством..
Ради перемен в Беларуси, смены власти люди выступили с символами, которые сдерживали бы эту власть. Очень много людей не видят в этом другого смысла, для них это флаг протеста..
— Как вы сказали, протесты не связаны с геополитикой, однако в Литве все еще интересно, что белорусское общество оценивает Россию и Европейский союз, США, проводились ли в наше время независимые социологические опросы.?
— Да, такие опросы есть, последний, наверняка, проводился в конце прошлого года на фоне конфликта между Беларусью и Россией, в попытке достигнуть подписания говоря иначе карты интеграции Беларуси. Тогда в Беларуси существенно усилились антироссийские настроения, усилились проевропейские настроения, но все также в белорусском обществе существует деление по данному вопросу: 30-40%. поддерживает более тесную интеграцию с Россией и около 30-40, в зависимости от формулировки вопроса, поддерживает сближение с европейским союзом. Впрочем большинство белорусов — 70-75 процентов. — ратуют за полную независимость и сохранение суверенитета. Если бы вы задали вопрос их об интеграции в Россию или независимости ЕС или Беларуси, большинство ответило бы, что они хотят, чтобы Беларусь не принадлежала ни одному из них..

— Белорусские хозяева, наверное, не прибегают к массовому насилию, которое мы наблюдали не так давно, но как вы интерпретируете эту жестокость во многих видеороликах — с искренней решительностью, что они так останавливают Майдан? Ротация офицеров силовых структур, к примеру, из Минского отделения в Гродно или куда-то еще
— Это можно трактовать двояко. С одной стороны, правительство хотело быстро справиться с протестами, как это было в 2010 году, одним решающим ударом, чтобы показать всем, кто такое правительство, что оно сильное и что с ним ничего не реально выполнить..
Второе, идеологическое отношение к ОМОНу, разведслужбам и милиции очень глубокое — им всегда утверждали, что люди, которые идут на протесты, маргинализированы, их меньшее число, они ничего не знают и ими манипулирует Запад, они хотят причинить вред стране. На службе у силы данные люди были очеловечены, для них они были врагами, деструктивными силами, и по этой причине с ними жестоко обращались. Они воспитаны в идеологическом духе белорусского режима. По существу, имеется две причины такой жестокости, но следует отметить, что они потерпели неудачу, на этот раз она имела обратный эффект. Они не ждали такой массы, чтобы действительно не было маржи, а большинство белорусского народа желало перемен..

— Как вы думаете, насколько вероятен разложение окружения Лукашенко? Есть те, кто говорит, что он последним поймет поражение, по этой причине было бы разумнее ожидать, что иные авторитеты придут и отвернутся от него..
— Сегодня мы видим, что вертикаль власти, элита также монолитны, но эту вертикальную эрозию невозможно не заметить. Пока это происходит на уровне госслужащих среднего звена, некоторых дипломатов, милиционеров, парламентариев, (.) Но сказать, что это происходит, мы не можем.
Я думаю, что в деловых кругах есть незаметные разговоры. Бизнесу в Беларуси не требуется нестабильность, он скорее сочувствует переменам. Я думаю, что большой бизнес оказывает сильное давление на правительственную вертикаль, чтобы сдержать кризис и свыкнуться с протестующими. Это правда, что мы пока не видим отставок больших госслужащих и краха правящей элиты вокруг Лукашенко. Может быть, это случится, если массовые протесты продолжатся.
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий