Дж. статкявичюс: я изо всех сил стараюсь прижаться к земле

 дж. статкявичюс: я изо всех сил стараюсь прижаться к земле

«Жалко, что я столько всего затронул, по существу, ногами открыл двери Парижа, но этим никто не воспользовался», — рассказывает LRT RADIO дизайнер одежды Юозас Статкявичюс, который готовится к собственному 30-летнему юбилейному празднику. По словам художника, в Литве культуре уделяют очень мало внимания, однако он не желает говорить о перспективах: «Если бы я заговорил, у меня наверное остался бы козел отпущения, которого все ненавидят. Я лучше не говорю, что меня больше не бьют по кресту ».
— В последних числах Ноября вы готовите презентацию «30 лет модному дому Юозаса Статкявичюса». Какое настроение сопровождать за несколько недель до праздника?
— Настроение прекрасное, ведь с мероприятием всегда работает замечательная команда, аналогичная уже 30 лет. Мы делаем усилие и храбро работать, чтобы гарантировать, что эти компании создают все, что лучше всего, старое и новое. В тот же вечер будет представлена моя книжка, альбом. Данный праздник — своего рода кульминация большой работы и начало нового этапа..
Но за 30 лет выросло новое поколение, и за период обучения мне получилось многое сделать: создать костюмы для более 100 пьес, представить более 50 коллекций, представить собственные творения в Париже, стать французом. От кутюр член ассоциации, владелец множества наград.
— Уже столько лет работы все еще беспокоит?
— Разумеется, каждый раз, когда думаешь про то, что ждет перед презентациями коллекции, появляется ажиотаж. Впрочем представить на подиуме 80-100 моделей — много, на этот раз я собираюсь представить целых 180, что еще труднее. Тяжело найти столько моделей, которые умеют подниматься на подиум. Мы можем их прекрасно надеть, причесать и сделать, но никто не пойдёт за ними по подиуму. Такие и такие вещи, которые мне неподвластны, волнуют.
— Сколько цифр: в текущем году вы отметите 30-летие модного дома, на подиум выйдут 180 моделей, вы представите тысячный альбом..
— Тысячи страниц очень маленькие, чтобы собрать все разом. Это удивило и меня, и тех, кто работал над этим альбомом. Мне неоднократно доводилось просить дизайнеров как-то поставить еще одну рамку. Между прочим, такие толстые книги в Литве даже не переплет. Одна такая книжка весит 3,7 кг..
Фото П. Лилейкиса / LRT.
— Как все начиналось? Еще до того, как вы стали осваивать дизайн одежды? У твоей мамы замечательный вкус?
— У мамы капля нелитовской крови. Мой прадед служил во французской армии. Когда солдаты вернулись из Франции во Францию, пара солдат заболела, одним из них был мой прадед. Он сломал ногу, по этой причине остался в Литве. Исцелившись, он начал учить французскому языку детей одного владельца дома, за что получил земельный участок. В Литве мой прадед создал семью, и у него появилась на свет его бабушка..
Поговаривают, что вкус подается из поколений в поколения. Хотя моя мама могут не знать, как смотреть на пуговицы, она всегда знала, как это смотрится. Я всегда видел их растянутыми, износившимися, бережно причесанными, одетыми. Даже в настоящий момент, когда ей 80 лет, она не носит на губах мусора. Мать — представитель нового поколения. Ее красота — это как бы ритуал, и она не может возникнуть в городе так, как мы выбегаем из дома с мокрыми волосами..
— Вы появились в Каунасе, может быть, это часть культуры этого города.?
— Как вы думаете, почему в Вильнюсе этого не случилось? Ведь режиссер Галина Даугувиетете была всегда предана собственному делу и причесана..
Разумеется, Каунас — это Каунас — временная столица, город более националистический, скажем, более буржуазный. Но мне нравится Вильнюс, так как тут больше различных людей, различных народов, демократий. Впрочем я думаю, что многое зависит от человеческого характера..
— Вашему дому моды — 30 лет. Как все настало?
— Из Каунасского профтехучилища прикладного искусства им. С. Лукаса, после Вильнюсской Академии художеств, после стажировки в Академии моды Арнема, которую я три года подряд выигрывал на Рижском фестивале и становился победителем Гранд Prix. Я защитил собственную последнюю работу, и начался мой путь, вымощенный не розами, а камнями. Дорога приведет меня в Париж.
Я могу гордиться тем, что первым из литовцев побывал в городе моды и стал От кутюр член ассоциации.
С той поры прошло 30 лет, все дороги открылись, но никто без меня не решился повторить то же самое. Помню, чтобы отправится в Париж, мне необходимо было связаться с московской телефонной компанией, позвонить во французскую столицу и узнать, кто меня может увезти. Там никого не ждали с раскинутыми руками. Но потом у меня было много смелости, решимости, силы, желания, драйва..
Когда меня приняли От кутюр ассоциации, они были очень удивлены, что я фотографировался с главой государства его страны, его женой, министрами, и никто мне не помогал, никто меня не поддерживал. Для них это было непонятно. Абсолютно другой подход к моде. У нас нет этой индустрии, у нас нет культуры одежды.
— За тридцать лет культура одежды так и не сложилась.?
— А где ты это видишь? Где-нибудь на одной тканевой или обувной фабрике? Не осталось ничего, ничего не производим, ничего у нас нет, исключительно из-за границы везем и продаем.
— Как ты думаешь, почему это так?
— Мне не стоит спрашивать. Я изо всех сил стараюсь закрепиться, я показываю собственный пример. Мне понадобилось убежать из мировых столиц моды, мою одежду продавали в шикарных магазинах.
К большому сожалению, в Литве культуре уделяют очень мало внимания. В настоящий момент много споров, выборов, но я не замечаю никаких действий в культуре. Где поддержка молодых компаний, Вильнюсская академия художеств? Быть свободным — это хорошо, но когда выходишь на очень высокий уровень, все равно появляется вопрос, где государственная поддержка?
Фото В. Раделино / LRT.
Помню, 20 лет тому назад мои работы были продемонстрированы в Париже. Я бы вернулся в Литву как бы в никуда, может, пару журнальных статей. А дуэт моих одноклассников, с которыми я получал образование в Нидерландах, вернулся домой, чтобы представить собственную коллекцию в столице моды, и был приглашен в консульство собственной страны, где ждал очень большой праздник, и еще в зарубежные СМИ, которые позднее писали о голландцах. В Литве этого нет, никто не выступает посредником, это не помогает создателям прославлять имя страны..
Я разочарован тем, что столько раз говорил, по существу, ногой открыл дверь Парижа, но этим никто не воспользовался..
— Это значит, что за три десятилетия случились только плохие изменения.?
— Не знаю, сколько изменений случилось, мы свободны. Однако что еще? Я работаю несколько лет, так как не беру ингредиенты, однако ничего не вижу. Моя подружка Далия Ибельхауптаит работает уже 20 лет, открывая и воспитывая величайших солистов, поет в лучших операх мира, однако даже с ее талантом на холме у нее нет своего театра. Такая наша культура.
— Вы не замечаете перспектив?
— Если бы я заговорил, наверняка, опять остался бы козел отпущения, которого все ненавидят. Я лучше не говорю, что меня больше не заколачивают на кресте.
— Прошло около года со времени известного скандала со спутником. Оценивая собственное мероприятие, вы подбираете, с кем брать интервью.?
— Что я там сказал? Несправедливость? Думаю, я просто использовал собственное имя, чтобы заработать себе славу. Если мы уже боимся подобных интернетов ресурс, отчего же какой-нибудь службе не быть бдительной и не общаться с подобными порталами? Я помню, что был занят доставкой коллекции В то время, и я не обязательно знаю все СМИ, с какого портала или радио я звоню..
Все-таки все мы можем заблуждаться. Со скандала прошли годы, а что поменялось? Получают ли пенсионеры очень высокие пенсии или студентам выплачиваются очень высокие стипендии? Жители Франции или американцы могли сказать такую правду, правда часто бывает неловкой. Кто-то этим воспользовался. Впрочем я также неоднократно говорил в этом интервью, что люблю Литву, по этой причине я работаю в ней, я создал много мест для работы, таже самая команда работает уже 30 лет. Это также много говорит о характере человека.
— В чем специфика театрального костюма? Как все настало?
— Это настало, когда я обучался на третьем курсе и создавал костюмы к пьесе Жана Ануи «Оркестр». На спектакль пришла и моя учительница Даля Юргинене, главный дизайнер Дома моделей. После чего выступления она заметила мой талант и сказала коллегам, что я уже могу получить высшее образование..
Помню спектакль, изображающий мою мечту о Париже и пяти женщинах, работающих в пансионате для престарелых (играющих там). Для меня было важно правильно их надеть. И хотя сам спектакль довольно очевиден, я считаю, что мне получилось создать хорошие костюмы, хотя для меня, студента, на костюмы никто не тратил деньги. Тогда не было даже общежития для украшения. Отлично помню, как мы приобретали видеокассеты с актерами, сами пробивали дыроколом и пришивали рукава к костюму. Мы уже тогда создавали мода.
Часто это расстраивает, одно концерт становится лучше, другое хуже, и я не могу позволить себе выступить хуже, чем раньше. Иногда костюмы, которые я создаю, сильнее самого спектакля. Может, хотя бы в костюмах смогу привлечь зрителей, которых ждут сюрпризы..
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий