Давай парим! «эксперт станисловас каваляускас — о семейной книге, его крепости и дальних.

«Даём пар!» Поклонник Станисловас Каваляускас — о семейной книге, своей крепости и далекой Пасхе

Наверное, нет ни одного города, в котором он бы не был, и нет реки, на которой давний хозяин шоу 20-го сезона "Let’s Steam!" Работа и увлечения перенесли меня в иную страну. И его история очень интересная. «Я первый жямайтиец среди горцев и первый горец среди жемайтов», — рассказывает он порталу LRT.lt..
— В этом году Пасха будет другой — из-за карантина мы часто во время них не встречаемся с родственниками, каждый в собственном доме..
— Мне это не очень грустно — во время карантина с семьей мы уже опробовали различные интернет-приложения, посредством которых мы можем общаться, отправлять фотографии, а это значит, отмечать Пасху будем удаленно. (Улыбается.)
— А вы стараетесь выделить праздники со всеми традициями и обычаями
— Наши праздники одновременно обыкновенные и современные. Но какой будет Пасха, если ты не скатишь яйца или не выберешь достаточно красивое яйцо? О традициях стараюсь не говорить, но моим внукам это очень интересно. Только в этом году все будет немного иначе.
Один из самых забавных пасхальных ритуалов — раскрашивание яиц, когда яйца граничат с вами.?
— Во многих случаях с луковой скорлупой, но дети, которые приходят, часто придумывают что-то более интересное, например, добавляют траву, обертывают ее в ткань и получают очень интересные яйца. Хорошо красится и дубовая кора, или заржавелые гвозди, только последний метод очень многих из данных гвоздей нужно осуждать. Иногда мы окаймляем яйца воском, детям этот способ более всего нравится, особенно если раскрашивать в 2 цвета. Пока есть воображение, все можно поменять.

— Пасхальные обряды и песни мы вспомним в пасхальном шоуTELEVISION «Даём пар!», Сегодня шоу — 20-е, не все шоу живы. Какие эмоции вы собрали за подобное количество времени?
— Эти два десятилетия прошли как 1 день. Если подумать, даже становится интересно. Встречались очень веселые люди, были очень тёплые моменты и остались только очень яркие воспоминания. Все эти годы — приятное пребывание с единомышленниками, с духовными братьями и сестрами, так как музыкантам и певцам дается больше, чем всем остальным, они действительно духовные люди. И теперь, когда я езжу в город или деревню, я встречаю людей, которые учавствовали в шоу, они с удовольствием общаются, приглашают гостей или едут в отпуск..
Правда, до сегодняшнего сезона, когда шоу были еще живы, у меня почти не было свободных выходных. Тем более, что я поныне работаю в Вильнюсском центре этнической культуры, где моя деятельность также связана с различными мероприятиями, как правило, тоже по выходным..
Супруга, дети были доброжелательными и понимающими, но я думаю, что я не сделала того, что могла бы сделать со своими близкими. Особенно с его семью внуками. Я чувствую себя виноватым и бью себя в грудь, но ты ничего не сделаешь — такой образ жизни.

Я первый жямайтиец среди горцев и первый горный среди жямайтов..
— Осенью обновили «Давай пар!», На тебя возложили разные обязанности — ты один из экспертов шоу, делясь своим видением работ, которые звучат в студии. Может быть, эти изменения выполнили и вас новый скачок?
— Думаю, изменения всегда идут тебе для пользы. И я доволен своим нынешним положением — чувствую, что мне будет что сказать, и стоит еще сказать что, я рад общаться с другими экспертами в своей области, очень интересными людьми..
— Фольклор появился у нас в жизни намного раньше, чем «Давай парим!», Правда?
— Некоторый интерес к песне, к культуре появился еще в школьные годы. Играла в оркестрах школ и домов культуры, пела в хорах, в молодежном эстрадном ансамбле. Я немного писала, учавствовала в конкурсах, писала сценарии к школьным мероприятиям..
Домино и точные науки, особенно физика. Я долго сомневался, хочу ли я изучать астрофизику или литоведение. Хотя мой классный руководитель сказал, что я должен выбрать последнее, так как я полностью человек. В окончательном решении мне помогла экскурсия по Вильнюсскому университету (ВУ), гуляя по его залам, мне стало плнятно, что очень хочу там учиться..

Начав изучать литоведение, во второй половине 60-ых годов двадцатого века я попал в фольклорный комплекс Вильнюсского университета, который на данный момент называется «Ратилис». Среди 23 участников первой ансамблевой программы целых 20 были с нашего курса. Действительно необычный курс, который дали нашей культуре Валентинас Свентицкас, Ванда Юкнайте, Видманте Ясукайтете, Йонас Калинаускас, большая группа профессор , журналистов и отличных преподавателей..
Мы пели и хотели петь, благодаря этому делали перерывы между лекциями во время пения..
После учебы много эффектных часов было проведено с фольклорным ансамблем Академии наук, а потом с фольклорным ансамблем Ула. Я участвовал в этом по сей день.
Я также должен быть благодарен моему родственнику, который всегда был очень громким. Кстати, вот уже тридцать лет каждые июльские выходные перед коронацией Миндаугаса мы встречаемся на родине наших дедушек и бабушек, ставим палатки и очень приятно проводим время..
Мы также издали книгу по истории нашей семьи, которая включает в себя различные истории, воспоминания и фотографии. И собрать это вместе было кое-что, ведь история семьи действительно интересна..

Очень скучаю по прямой трансляции — в прямом эфире работать приятнее, тем более когда в студии есть зрители.
— Какие рассказы лежат на страницах книги?
— Я говорю, что я первый жямайтиец среди горцев и первый горный среди жямайтов. Мои бабушка и дедушка появились на берегу легендарной реки Татула в Биржайском районе. Брат моей бабушки был Наполеонас Морквенас, один из первых литовских юристов, глава Паневежского, а потом Шяуляйского окружного суда, судья Верховного трибунала Литвы..
А мои дедушка и бабушка со стороны отца были богатыми фермерами, имевшими специализированную молочную ферму с восемнадцатью коровами и более чем двадцатью акрами земли. Дедушка отправил всех своих детей, кроме моего отца, который не особенно хотел учиться, в вуз. Когда к власти пришёл Сталин, дедушка и бабушка стали канюками.
Мой отец был агрономом в районе, и как то в марте 1949 года, когда он ехал на велосипеде на работу от почтмейстера, он выяснил, что его и всю его семью депортируют ночью. В то время мама меня уже ждала.

Мне было мало родиться в Сибири, но я появился на свет в Тельшяй, где обосновалась моя сбежавшая семья. Сестра моей матери уже жила там, благодаря этому родители укрылись. Так Жемайтия стала моей второй родиной. Когда я ездил к бабушке и дедушке Биржая провести лето, все с интересом смотрели на меня и все просили говорить по-жемайтийски. И и тогда я подумал, что они никогда не выучат жемайтийский, а я знаю и могу говорить по-литовски..
Я помню, как профессор Алексас Станисловас Гирденис во время лекции по диалектологии в университете, зная, что я из Жемайтии, попросил меня выступить в Хайленде. Мне осталось только расшифровать и прочитать текст биржайского диалекта. Профессор не мог удивиться тому, насколько хорошо я справился. (Ты смеешься.)
Мне не особенно нравится эта лесть за самый низкий вкус.
— Однако не каждая семья так тесно общается, вместе пишут книги, и традиция встреч на протяжении трех десятилетий не прерывалась..
— Когда организовывала первую семейную встречу, сама всем писала писала, что мельница года крутится, много выходит, так что хорошо было бы встретиться не только на свадьбах, крещениях или похоронах. Приятно, что все охотно собираются, приносят палатки, еду, закуски, вместе радостно просыпаются и поют. Это действительно очень душевно и отлично. Молодежь также привозит разные устройства — компьютеры, проекторы с экранами, мы привозим фотографии. и мы радуемся, и радуемся.
Кстати, на том месте, где была кишка родителей моей мамы, теперь остался только скипетр (подвал.lt), установленый на глиняном холме. Все остальные постройки разрушились, и даже сталинцы (такие тракторы.lt) не преодолели мелиорацию. Поскольку один из моих двоюродных братьев был очень опытным, вырезал много скульптур и крестов, он также создал столб часовни, который мы все дружно построили на этом холме. Под крышей мы поместили фото наших бабушек и дедушек и записали, откуда мы.

Где бы они ни были, люди хотят оставаться на связи со своими соотечественниками, не желая терять свои традиции и обряды..
— Сегодня многие говорят о самопознании, поиске себя. Как ты думаешь, ты можешь познать себя, не зная своих корней?
— Это важно, но я замечаю, что довольно много людей интересуются как своими корнями, так и написанием книг по семейной истории. Когда подростки и дети приходят на образовательные мероприятия по самому центру национальной культуры, и я советую им собирать фотографии семьи и писать описания — когда-нибудь это будет бесценно..
Кстати, во время поездки в Норвегию с компанией друзей я увидел, что у них дома на стеновой поверхности висит большое родословное древо 15 века. все перечислено. Замечательный. У меня также есть домашний дом — у меня сбереглись фотографии моих прабабушек и дедушек, бабушек и дедушек и родителей..
— История семьи для внуков также интересна, как и для вас
— Им интересно. В школе одну внучку задали вопрос написать о своей родственнице. Я помню, как мой отец жил 98 лет, и когда работа была уже безмерно тяжёлой, я дал ему записную книжку, чтобы записать свои воспоминания. Внучка, зная, что это были записки прадеда, отлично сложила его воспоминания..

Можно сказать, что в Литве мною уже смешаны все реки: от Жеймены до Швянтойи или Меркиса..
У нас есть еще одна традиция с семьей и внуками: мы снимаем дома недалеко от Молетая в первые выходные сентября, и все мы хорошо проводим время. Собирается около 20 человек. Фактически как на свадьбе. (Ты смеешься.) Календарные праздники мы, конечно, проводим вместе, а когда есть время, тоже собираемся в нашем саду со второй половинкой под Вильнюсом. Растягиваем сетку, играем в волейбол, поем, общаемся.
— Вы упомянули сад, вы идете туда, чтобы расслабиться и отдохнуть от суматохи шумного города.?
— Сад — моя крепость, там — и баня, и мои лужайки. Супруга тоже сильно любит клумбы, благодаря этому у нас большая коллекция георгинов. Когда распускаются цветы, и приятно восхищаться, сидя на пороге.

Мне было мало родиться в Сибири, но я появился на свет в Тельшяй, где обосновалась моя сбежавшая семья..
— Ты человек природы?
— Действительно, на природе мне намного веселее. Еще я люблю плавать на каяках. Каждый год мы что-то планируем с командой la, иногда с родственниками. Таким образом, можно сказать, что все реки в Литве уже смешанные: от Жеймены до Швянтойи или Меркиса..
— Кажется, и Литва многое повидала, если и работа, и отдых уводят в иную страну. Наверное, большинство еще помнят времена, когда концерты «Даём пар!» Проходили по всей Литве..
— Я не знаю города гораздо выше, где бы я не был. Я очень рада, что моя работа такая, что хожу на нее каждый раз как на праздник. А Литва очень различная, и люди везде разные. Правда на данный момент все немного перепутано.
У жемайтийцев очень хорошее желание искать свои корни — в публикациях, глянцах и газетах, к примеру как, «Жямайтийский край» или «A mon sakaa?», Не не позволяется Жемайтийским культурным обществом, к которому Лорета (Сунгайлиене) .lt) мать Дануте Мукиене. Это же объединение регулярно встречается, организует различные презентации и программы. Бунда и другие земли растут, сельские селения растут.
Где бы они ни были, люди хотят оставаться на связи со своими соотечественниками, не желая терять свои традиции и обряды..

Особенно хорошо, так как там, где крепкие сообщества кипит культурная жизнь и вяжется общение, есть определенные нормы общения и нравственного регулирования. Жалко, что на данный момент мы часто путаемся в своих пещерах и часто даже не знаем своего соседа по лестнице. Кто-то сделает что-то, однако не очень, насколько может сильное объединение..
— Вы упомянули свою коллегу Лорет, ведущую программы Let’s give steam! Были ли вы знакомы в эфире до того, как начали работату над Let’s Steam! И как вообще твой путь превратился в ТВ?
— С 1973 года проходит фольклорный фестиваль «Скамба скамба канкляй». Я был менеджером проектов фестиваля приблизительно лет 10, но раньше был одним из его организаторов, проводил различные мероприятия. Ансамблям часто приходилось давать концерты, благодаря этому я был виден и несколько знаменит. Даже с Лоретой у нас было несколько совместных мероприятий перед "Let’s Steam!".

Я чувствую, что не сделал то, что мог бы сделать со своими близкими.
И я нормально попал на телевизор. Помню, на протяжении года, когда проходил отбор дирижеров, мой комплекс «la» уехал в Италию. Я не мог отправиться, так как был В то время генеральным директором издательства Vyturys, и мне потребовалось остаться по работе. Немного расстроившись, я пошёл по улице и повстречал Зиту Кельмицкайте. Она рассказала про выбор и предложила отправиться. Вот что я сделал.
Я также повстречал Лоретту в подборке. Уже случилось, что нас двух выбрали. И я могу только обрадоваться и приложить руку к своему сердцу, чтобы сказать, что мы ни разу не злились за этот весь период, мы всегда хорошо работали, чтобы поддержать друг друга. Это осознание было особенно необходимо, когда шоу были еще живы и было больше импровизации. Мы всегда знали, что если, говоря народным языком, что случится, мы вытащим друг друга.
И мне очень не хватает живого эфира — в живом шоу работать приятнее, тем более когда в студии есть зрители: с первого предложения, основы того, как у вас дела, вы получаете отклик людей..
— ТВ очаровывает?
— Приятно видеть, что в эфире идут откровенные и милые передачи. Созданы только для того, чтобы выйти в эфир, мне неинтересно, я их отключаю. Это не относится кTV, но на других телевизорах все равно много переливается от пустого к сквозному. Мне не особенно нравится эта лесть для самого низкого вкуса. Может, его и не будет, хотя вы ничего не сделаете — многих людей в первую очередь волнуют рейтинги..
История: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий