Арвидас секмокас_1

Арвидас Секмокас. Три вопроса как ключ от Астравской АЭС

Арвидас секмокас_1

Давайте взглянем на факты. Первый факт. Литва не связует сотрудничество в области экономики с Беларусью с проблемой Астравской АЭС. Глава государства Гитанас Наусда призывает к расширению партнерства и спрашивает, не будет ли Беларусь рассматривать оппозиционеров Литвы Астравской АЭС препятствием для сотрудничества в области экономики..
Второй факт. Литва дает добро против того, что гражданская ответственность Беларуси перед сторонами ядерной аварии практически не имеет юридической силы и, но все таки, отказывается от Венской конвенции или другим образом избегает такой ответственности..
3-ий факт. Европейский Союз дает добро против Астравской АЭС, не обращая внимания на нарушения Беларусью международного права и требований ядерной безопасности. Литва практически согласна со всеми инициативами ЕС по расширению партнерства с Беларусью.
Мы видим дерзкую попытку удержать погоду перед лицом примирения с теперешней ситуацией..
Последней линией защиты Литвы от Астравасской АЭС считается подписанное в 2017 году литовскими парламентскими партиями соглашение о совместных действиях в отношении небезопасных Астравасских АЭС и чрезвычайных мерах по защите от сторонней электрической энергии. Тут подтверждается отказ от приобретения электрической энергии, производимой Астравской АЭС. Не отступайте за эту линию?
Почему Литва не выходит из соглашения BRELL?
С 1990 по 2000 год Литва, все еще являющаяся частью российской электроэнергетической системы, не имела никаких соглашений, определяющих ее правовые отношения с Россией в электроэнергетическом секторе. Лишь в 2000 году бюджетная компания AB Litgrid подписала говоря иначе соглашение BRELL, узаконившее фактическую зависимость стран Балтии от российской энергосистемы. Этим соглашением Litgrid признала собственную подчиненность Диспетчерскому центру в Москве..
Сегодня Литва имеет электрические соединения с Польшей и Швецией, продвинулась в производстве электрической энергии из возобновляемых источников энергии и выполнила собственные обязательства по закрытию Игналинской АЭС. В конце концов, на европейском уровне декларируется желание синхронизироваться с европейской электроэнергетической системой..
Но этот прогресс никоим образом не меняет подчинения литовской электроэнергетики Москве. Это изменение отражено в выходе из соглашения BRELL. Этот отказ имеет место в соответствии с правилами, изложенными в том же договоре. Такой вывод не за собой влечет каких-нибудь технических или энергетических действий. Выход из соглашения BRELL значит, что AB Litgrid, а не диспетчерский центр в Москве, заботится и отвечает за электрическое снабжение в Литве..
Источники сообщают, что под девятью замками спрятаны дополнительные соглашения о конфиденциальности, которые связаны с соглашением BRELL. Удивительно, что у литовской бюджетной компании есть непубличные обязательства перед третьими лицами. Нужно отметить, что подобные обязательства были взяты на себя со странами, которые трудно назвать друзьями Литвы. Разгневанный человек мог искать параллели с тайными протоколами Молотова и Риббентропа..
Сколько ЛЭП необходимо с Беларусью?
Сегодня между Литвой и Беларусью проходят 4-ре высоковольтные электролинии. Два из них поступают напрямую с Астравской АЭС через постоянного дистрибьютора. Закон о нужных мерах по защите сторонних небезопасных АЭС Для обеспечения надежности электроэнергетической системы Литовской Республики. должны использоваться технические меры, совместимые с хорошей работой электроэнергетической системы Литовской Республики, чтобы сделать меньше размер поставки электрической энергии из третьих стран с небезопасными АЭС..
Нужно ответить, какие технические меры нужны для обеспечения и защиты этого Закона. Требуется создать, насколько можно сделать меньше кол-во энергии от третьих сторон. Также нужно создать влияние работающей Астравской АЭС на энергосистему Литвы. Такое моделирование могло бы быть выполнено шведской компанией Gothia Power, а еще исследовательским институтом ЕС Joint Research Center, который уже проводит исследования синхронизации в странах Балтии..
Как-то избегают поиска подобных ответов. Есть большие сомнения в том, что для обеспечения надежности энергосистемы нужны даже 4-ре электролинии, а еще две конкретно от АЭС Астраво. Безусловно, есть и иные варианты обеспечить их надежность..
Какая будет цена капитуляции, если Беларусь пригрозит или хотя бы на какое-то время отключит линии электропередач с Литвой? Для хорошей работы электросистемы Литвы нужны резервы мощности или говоря иначе системные услуги. Они поставляются российской энергосистемой по линиям электропередачи из Беларуси..
В соответствии с упомянутым выше законом про защиту Литва не собирается приобретать электрическую энергию в Беларуси. Для чего России и Беларуси предоставлять системные услуги, если Литва не позволяет коммерческую электрическую энергию из Беларуси на рынок электрической энергии? Очень возможно, что скажут, что если вы не приобретите электричество, мы отключим линии электропередач в Литву. Если время установлено правильно, выключение линий от Беларуси может вызвать выключение электрической энергии в литовской энергетической системе. Вызывает сомнения, что Литва готова к такому сценарию..
Остается совсем очень мало времени, чтобы решить об отмене закона о небезопасной Астравской АЭС и согласии на приобретение электрической энергии в Беларуси. Такой ультиматум Литве мог прийти не как политический документ, а как тайная техническая инструкция диспетчерского центра в Москве литовским диспетчерам..
У Литвы есть уже опыт принятия ультиматумов от Польши, Германии и СССР в 1938, 1939 и 1940 годах. Уроки истории, кажется, не усвоены. Самая маленькая цена такой капитуляции — это немногословный отказ от намерения синхронизироваться с европейской электроэнергетической системой и полная зависимость и контроль над литовской электроэнергетической системой от Москвы. В зависимости от обстоятельств эта цена может быть значительно выше..
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий