Армонайте отвергает ярлык партии свободы — мы не просто партия вопросов

Армонайте отвергает ярлык Партии свободы — мы не просто партия пары вопросов

Армонайте отвергает ярлык партии свободы - мы не просто партия вопросов

Аушрине Армонайте, руководитель партии свободы, основанной более года назад, не согласна с ярлыками, которые вешают на политическую силу под ее руководством. Политик убежден, что неверно говорить, что партия занимается только нишевыми вопросами легализации каннабиса и прав сексуальных меньшинств. С одной стороны, политик выделяет, что понимает, что данные вопросы актуальны лишь для определенной группы людей, со второй — уверяет, что не думает, что это может плохо оказать влияние на результаты Партии свободы на выборах в Сейм..
«В литовской политике уже много адаптации и страха, мы не хотим быть обыкновенной партией, которая всего боится», — говорит А. Армонайте в серии интервью, объявленных Elta перед выборами в Сейм..
В интервью Elta политик объяснил, почему основным преимуществом Партии свободы считается образование, и обозначил коренные провалы монархов данного периода. Политик также указала, почему было ошибкой связывать Партию свободы с Либеральным движением, и поделилась собственными соображениями про то, что необходимо сделать, чтобы больше женщин появлялось в литовской политике..
— В предстоящих выборах Сейма примут участие две партии, представляющие либеральные ценности: Либеральное движение и Партия свободы под вашим руководством. Почему избирателям следует голосовать за вашу партию?
— Так как Партия свободы — храбрая, честная, либеральная политическая организация, которая желает принести много радости литовской политике. Наши главные темы, над которыми мы хотели бы работать в Сейме и Правительстве Литовской Республики, — это образование, права человека и экономика. Мы начинаем с образования, так как долгие годы в Литве проблемы в экономике или в области прав человека проистекают из того, что нам не всегда получается воспитывать творчески мыслящих, уверенных в себе свободных людей. По этой причине мы думаем, что мы оба лучше справимся с задачами будущего и укрепим нашу страну, если, прежде всего, начинаем с образования..

— Литовская социал-демократическая партия и отделившиеся от нее «социальные работники» обвиняют друг друга в том, что они не могут представить социал-демократические ценности, и объявляют себя настоящими социал-демократами. А как же либеральные силы? Кто из вас реальные либералы? Считаете ли вы, что партия Виктории Чмилите-Нильсен достаточно либеральна
— Во-первых, партия (Либеральное движение — ELTA) сильно поменялась с той поры, как я был в ней. В нем сегодня есть Виктор Франциск, бывший предводитель «крестьян», не либеральный в собственных действиях и выступлениях. Насколько я знаю, он учтивый и бизнесмен. Итак, я думаю, что их организация поменялась. Мы хотим постепенно и не боясь представлять либеральные идеи в том виде, в каком они продемонстрированы в западных странах: Нидерландах, Канаде, Скандинавских странах. Я считаю, что литовской политике необходим идеологический подход, в этом случае либеральные идеи, будь то идеи экономичной свободы, будь то акцент на правах человека или, как я уже сказал, образование. Образование важно. Ведь сам либерализм, будем помнить, образовался в эру Просвещения, когда люди действительно начали верить в силы личности и человека. Мы говорим, что все: объединение, семья или государство начинается с человека, и мы хотим развивать и оберегать эту индивидуальную свободу, чтобы внести больше оптимизма в политику Литвы..
— Другими словами вы считаете, что либеральное движение немного отошло от либеральных ценностей.?
— Я хочу сказать, что он преобразился, есть сильное региональное измерение. И мы хотим представлять либеральные идеи как в экономике, так и в области прав человека (в дальнейшем — ELTA), например западные либеральные организации..

— Впрочем опросы общественного мнения не обещают успехов Партии свободы на выборах, лишь около 3% планируют голосовать за вашу партию. респонденты. Если аналогичные тенденции подтвердятся на выборах в Сейм, значит, вы не переступите порог избирательных картелей Сейма. Может быть, причина невысоких рейтингов партии в том, что избиратели видят в вас выход из материнской партии, Либерального движения
— В организацию входят люди, никогда не принадлежавшие к политическим партиям, более 95 процентов людей никогда не принимали участие в политике. В нашем списке так много новичков в политике, которые представляют всевозможные области: будь то работа с правами людей с небольшими возможностями, будь то работа с правами человека в самом широком смысле или создание мелкого бизнеса. Данные люди никогда раньше не были вовлечены в политику и утверждали: все, что я хочу делать, это на себя взять ответственность. Это благодаря тому, что они не ощущали, что кто-то их представляет. По этой причине эти партии нельзя ни в коем случае считать оторванными от чего-нибудь. Это абсолютно новая страница в партийной системе и, может быть, в истории либеральных организаций. Единственные рейтинги, на которые мы будем опираться, — это 11 октября. выборы.
— Вы молодой политик. Можете ли вы представить себя на должности в каком-либо министерстве?
— Разумеется да. Предположим, у нас есть очень широкая программа. Как я уже сказал, первым делом в области образования, экономики, прав человека, но также и в области внешней среды и в остальных областях. Когда у вас есть идеи, важно, чтобы у вас имелась возможность их осуществить. Вот где они бывают выполнены, если не в Правительстве. Да, я уже 4-ре года работаю в Сейме, чувствую, что что-то можно поменять и с точки зрения оппозиции. Но все таки, если мы хотим двигаться вперед смелее, быстрее, если мы хотим много света и оптимизма, меньше запретов, наказаний, запугивания, тогда такая партия, как Партия свободы, также должна играть роль в правительстве..

— Партия свободы часто ассоциируется с публичной легализацией каннабиса и прав ЛГБТ. Эти два вопроса также входят в 5 важных пунктов вашей предвыборной программы. Не думаете ли вы, что это позиционирует вас в публичном пространстве больше как партию, занимающуюся нишевыми проблемами, а не национальными проблемами
— Я понимаю, что для многих литовцев данные вопросы не наиболее важные, так как это вопросы образования, здравоохранения, экономики и остальные (актуальные вопросы — ELTA). Но имеются группа людей, для которых это очень серьезные вопросы, и я рад, что Партия свободы будет представлять и данных людей. Еще раз, наш приоритет номер один — образование. И выдумали мы это нечаянно. Мы задали вопрос членов нашей партии, какими обязаны быть наши приоритеты. Я думаю, что изменения в образовании также могут оказать влияние на изменения в экономике, тем более в отношении будущих экономических проблем, а также в области прав человека..
Для нас важна свобода личности, и из данного следует, что задетые вами темы. Однако у нас не очень то и много тем, может быть, они просто байты кликов, любимые в заголовках, люди их много читают и привлекают взгляды. Естественно, что, по всей видимости, по этой причине там часто звучит наименование Партии свободы..
— Но собственно тема каннабиса, которая связана с вашей партией, актуальна для нишевой группы избирателей. Не думаете ли вы, что это способно привести к маленькому падению голосов
— Нет, мы так не думаем. Мы думаем, что в литовской политике уже много адаптации и страха, мы не хотим быть обыкновенной партией, которая всего боится. В наше время в Литве сотни тысяч онкологических больных, людей с эпилептическими припадками или аутизмом, воспитывающих детей, которым в медицине необходим каннабис. Он не абсолютно доступен в Литве. Точно также у нас каждый год проходит свыше тысячи досудебных расследований в соответствии с УК. Свыше тысячи, как правило молодые люди, получают в собственном резюме запись УК за действия, которые даже не наказываются в западных странах, у многих наших партнеров. Тут нет необходимости менять? Я считаю, что изменения действительно нужны, и они предназначаются не только для нескольких человек. Еще раз рад, что это есть в нашей программе. Однако, разумеется, в Литве нужно начинать со школ, с того, что в них происходит, чтобы люди, в которых мы вкладываем собственное время, ресурсы, идеи, выросли в свободных, ответственных, творческих и критичных людей..

— Давайте разработаем сценарий успеха Партии свободы — ваша политическая партия станет парламентской. С какими партиями вы даже не подумали бы о вступлении в коалицию с?
— Поскольку мы установили наши 5 приоритетов: образование, права человека, экономика, внешняя среда и реформа регулирования каннабиса, мы бы немедленно изложили эти идеи. А потом с теми, для кого они не приемлемы, естественно, что сотрудничество будет трудным. Впрочем необходимо сказать, что в Литве многопартийная система и тут нельзя быть одному. фаина. Если вы хотите перемен, вам необходим разговор, вам не надо сжигать мосты, и вам необходимо подумать, что вы можете сделать если посмотреть иначе, а где вы можете согласиться не соглашаться. Я открыт, для меня особенно актуально, чтобы то, что люди поддерживают и за нас голосуют, реализовывалось как можно быстрее. Так как, как я думаю, мы как государство потеряли довольно времени. Я думаю, что ни вы, ни мы не хотим расходовать собственную жизнь на какие-нибудь бессмысленные споры, мы хотим двигаться вперед, по этой причине мы будем.
— Вы говорите, что образование считается преимуществом номер один для Партии свободы, и очень осуждаете образовательную политику нынешних монархов. Значит ли это, что вы не отправитесь в коалицию с «крестьянами»
— Я хочу сказать, что данная проблема была не только у «крестьян» в образовании. Допустим, было много провальных экзаменов по математике, потом дети 12 лет ходили в школу, а не только к «крестьянам». По этой причине, по всей видимости, проблемы глубоки и в подготовке педагогов, а может быть, и в самой атмосфере в школе, и в воспитании детей, и в его содержании. К несчастью, «крестьяне» не проявили лидерства в области образования. Все время копали мотыгой. Только когда учителя уже пролезли в окно служения, они обратили внимание на образование. Это весьма неприятно для меня благодаря этому. Но я думаю, что после выборов побеседуем о будущем, может, «крестьяне» будут другими. Я оптимист, всегда верю, что в любом человеке есть что-нибудь хорошее и, может быть, это прекрасное проснется.
— Вы не сжигаете мосты ни с одной партией?
— Мы ни с кем мосты не сжигаем, но сознаться в любви пока не спешим..
— Раньше вы упомянули, что Ремигиюс Шимашюс был бы хорошим главой государства. Но действительно ли вы думаете, что Р. Шимашюс был бы тем человеком, который смог бы мобилизовать общество? В конце концов, некоторые из его смелых решений на должности главы горадминистрации подходят абсолютно не для всех..
— В большинстве случаев нам необходимы политические лидеры, чтобы хорошо действовать во время кризиса, когда людям необходимо лидерство, им необходимы решения. Я думаю, что глава горадминистрации Вильнюса Р. Шимашюс действовал довольно эффективно, быстро, локально, но мыслил глобально в период кризиса с коронавирусом. Я думаю, это утверждает, что он готов к наибольшей должности..

— Это вы считаете, что основное в деятельности главу государства — не мобилизовать общество.?
Да, консенсус в обществе важен, доверие особенно актуально, однако в Литве все еще есть глава государства, а не монарх. Это значит, что мы ожидаем от главу государства руководства и действий, а не символичной роли..
— Продолжая актуальную в наше время в обществе тему коллективной памяти, вспомним вздорный вопрос Йонаса Норейка-генерала Ветра, а еще пляж на площади Лукишкес, вызвавший много споров в обществе. Вы подвергли критике закон Сейма на площади Лукишкес. Вы сказали, что подобные проблемы следует решать путем разговоров. Как вы думаете, можно ли вообще говорить о подобных деликатных вещах, когда касается дело впечатлений
— Вы действительно можете побеседовать, но вам необходимо побеседовать. В настоящий момент особенно обострилась ситуация. Если вы помните, когда для жителей города устроили площадку, которую несколько лет мучили кумиры, несколько дней ничего не было — никаких больших споров или впечатлений. Споры начались, когда в дело вмешались политики, когда они начали писать различные претензии, законы, сообщения в фейсбуке и по-всякому браниться. Как правило, я думаю, тут была полная луна, может, затмение разума охватило Сейм..
Но когда идет речь об исторической памяти в общем, для нас, понятно, важно иметь какие-нибудь универсальные принципы. Мы понимаем, что есть люди, персонажи, которые считаются трагическими личностями, которые, возможно, иногда преследовали благородные цели, но в остальных фрагментах собственной жизни вносили собственный депозит в вещи, которые абсолютно неподвижны и являются трагедией для остальных людей. Мы обязаны как-то прекратить видеть черное и белое и оценивать его в общем. И я надеюсь, что этим займутся не только политики, но и Литовский центр исследований геноцида и сопротивления будет смотреть на это честно. Так как в прошлом было много отсутствия компетенции, много слепоты, неохоты слышать иные мнения и так далее. Я надеюсь, что шажок за шажком мы сможем найти в себе силы оценивать историю более широко, а не только в бело-черном контексте..
— Вы не думаете, что споры о прошлом часто только намного больше раскалывают общество?
— Однако они лучше, чем они есть. Так как, когда нет обсуждения, проблемы маскируются. Мы обязаны согласится, что преступления тоже были. Нам необходимо увидеть и согласится, что.
— Давайте побеседуем о сроке работы Сейма на 2016-2020 годы. Достаточно ли свободный сейм по вашим показателям2 В общем, как бы вы дали характеристику стиль работы сейма и что, как вы думаете, может пригодиться в дальнейшем
— Я считаю, что наш Сейм был хорошим примером того, насколько авторитарным считается продвижение авторитаризма из Центральной Европе. Это события в Венгрии, Польше, события в странах Вышеградской группы, к примеру, в Словакии. Это также систематическая атака оппозиции в Литве, стабильное давление СМИ на углу, частые комиссии по расследованию. Работа Сейма — запреты, наказания, запугивание. Так что нужно было регулярно быть на страже этой Конституции и свободы. Между тем, что касается правительства, хочу согласится, что Литва, по всей видимости, не стояла на месте. Нужно сказать, что по некоторым направлениям тоже были современные решения. Однако, с другой стороны, в правительстве царило беспощадное авторитарное эхо, невидимые от СМИ стираемые записи собраний и так дальше. т. Эти вещи, возможно, затмевали те хорошие вещи. Такой был срок полномочий Сейма..
Я думаю, мы потеряли очень мало времени, его нельзя терять. Нам необходимо стать самой инновационной страной в Европейском Союзе, что не отвечает среднему уровню Европы, но ведет вперед весь континент. Нам необходимо, чтобы наши дети обладали способностями и были готовы к будущему как в адаптации к передовым технологиям, так и в адаптации собственного творческого потенциала в нынешнем мире. Нам необходимо заявлять про это в Сейме, нам необходимо говорить о четвертой промышленной революции, которая изменит наши места для работы, наше будущее, нашу обычную жизнь, а не про то, что случилось где-нибудь в 2008 году. Поскольку в Сейме много говорили о прошлом, я бы хотел, чтобы мы разговаривали о будущем..

— Какие реформы нужно провести после выборов в Сейм 2020 года. Вы упомянули, что Правительство также приняло позитивные решения относительно продолжения каких-нибудь реформ, к примеру, в области образования.?
— В области образования я ничего отличного не видел. Мы обязаны наблюдать за тем, чему мы учим детей в наших школах. Возможно, во все вещи включены более новейшие технологии, более массовое видение, чтобы не только читать нашу литовскую литературу, но и иметь более массовый контекст, развивать больше искусства и, в конце концов, решать проблематику издевательств. Литовские студенты также вызывают более всего насмешек в ОЭСР. Независимые люди не отрастут, если мы не решим данную проблему. Это образование — номер один, куда мы обязаны идти. Аналогичным образом мы обязаны разработать план инвестиций в науку, для прогресса. Сейчас мы выделяем на исследования всего 0,9% и должны стремиться до минимума 3%. ВВП.
В области инноваций, в области координации инноваций у этого правительства были хорошие инициативы. Но где нибудь затерялось: мы видим, как Центр регистров висел под дождем, нет ни одного ответственного за нововведения. Были хорошие вещи, но, по всей видимости, следует больше политического внимания. Меньше думай о прошлом, больше о будущем.
— Правильно ли мне стало плнятно, что, как вы думаете, образование также считается главной или хотя бы одной из основных неудач лидеров
— Да, образование и вообще настроение они ставят в гос. Вы знаете, мы регулярно требуем от политиков определенных решений, и это нормально, но особенно актуален и тон, который задают политики. Если вы регулярно запугиваете людей, всегда считаете людей независимыми, неспособными свободно думать, то ничего отличного не будет. Тогда мы продолжаем жить во тьме. Люди в Литве уже видели мир, они образованы, если хотят больше оптимизма и радости. Вот о чем нам необходимо побеседовать.
— Глава государства Гитанас Науседа выделяет, что в первой половине 20-ых годов XXI века. Госбюджет должен планировать очень большие социальные издержки на увеличение пенсий по старости практически на десятую часть, увеличение суммы необлагаемых налогом доходов и так дальше. т. Вы согласны с подобной позицией Главу государства
— Я согласен с тем, что мы бы брали как можно меньше с людей с невысокими доходами, другими словами, чтобы держать чем побольше денег в их карманах и сумму необлагаемого налогом дохода действительно, я думаю, это интересное решение. Что касается пенсий, я думаю, что немаловажно попытаться заверить неполитических деятелей увеличивать или уменьшать пенсии собственными решениями. Они проиндексированы и должны расти более амбициозно. Что касается будущих пенсионеров, им просто необходимо больше собирать и думать самостоятельно, думать о собственном будущем. Это особенно актуально.
— Но в бюджете всегда не хватает дополнительных ресурсов как на социальные издержки, на увеличение зарплаты, так и на сектор образования. Может быть, у вас есть идеи, как получить дополнительный источник заработка.?
— Прежде всего, следует отметить, что мы многое делаем неточно. Если даже у ребенка есть деньги, все получат их. И тех, кто богат, и тех, кто в нужде. Если мы хотим помочь большему числу бедных людей, то, может быть, нам не следует делиться этими деньгами с богатыми. Просто социальная поддержка может быть более адресной. Что касается остальных источников дохода, то, согласно исследованиям Организации сотрудничества в области экономики и развития, у нас, разумеется, слишком большая институциональная сеть в области здравоохранения и образования. Что касается здоровья, то тут много пустых стационаров с самым большим количеством коек. (.) В Литве кол-во неподвижных коек в государственных медзаведениях даже более, чем в Швеции. Это значит, что данные ресурсы не применяются. То же самое и со школами — вокруг много школ. Мы могли бы направить эти деньги на зарплату докторов, педагогов, на качество образования и здравоохранения, что считается таким общим сокращением бюрократии. Ну и 3-ий источник — это отказ от негосударственных функций. Сейчас государство также владеет огромным количеством фондов: есть бюджетные компании, которые могут быть приватными, есть компании, акции которых могут быть расположены на фондовой бирже, и так дальше. Это больше направленностей для признания частной инициативы гос. функциями, и я, как человек традиционных либеральных взглядов, желал бы видеть больше этого..
— Давайте переходим к сегодняшним вопросам и побеседуем о ситуации в Беларуси. Каким вы видите последующие отношения между Литвой и Беларусью? Считаете ли вы, что принципы и ценности важнее, или необходимо взять во внимание прагматические факторы, поскольку Беларусь считается сравнительно важным экономическим партнером
— Думаю, разговор с деспотами уже потерпел фиаско. Будь то Беларусь, коммунистический режим Китая или Россия. Литва должна основывать собственную внешнюю политику, прежде всего, на ценностях и уважении прав человека. Сегодня то, что мы видим в Беларуси, — это жестокое, хорошо организованное, насильственное нападение властей на свой народ: оппозиционеров в тюрьмах или запугивание и изгнание, людей избивают палками, не только мужчин или молодых, но и пожилых женщин, образы шокируют. Теперь для Литвы основное предъявить пристанище данным людям и стремиться к тому, чтобы данный режим не имел возможности пользоваться свободами Европейского Союза. (.)
— Людям это кажется достаточно важным. Я сам 12 лет выступаю в протест демократической Беларуси. Часто это даже заставляет меня и моих друзей улыбаться, тот момент, что теже самые плакаты можно носить 12 лет а то и более. Однако сейчас все по-другому. Подобного количества людей на улицах Беларуси мы еще не видели. Это значит, что общество уже поменялось и режим заканчивается..
— В связи с ухудшением ситуации в Беларуси и продолжающимися репрессиями со стороны правительства, есть вероятность того, что репрессированные белорусы могут обратиться за политическим убежищем в Литве. Как вы относитесь к проблеме беженцев? Сможет ли Литва принять десятки тысяч беженцев, если белорусское общество очутится в кризисной ситуации
— В действительности нужно готовиться. Это не новость, Литва предоставляет приют детям, чьи родители находятся под угрозой, и так дальше. Но да, в настоящий момент ситуация ухудшается, и нам необходимо как можно эффектнее урегулировать нашу миграционную бюрократию, так как при притоке запросов их бывает очень и очень много. Но я думаю, что в настоящий момент нам необходимо быть более открытыми, чем в большинстве случаев. Мы не можем использовать простые процедуры, обыкновенные сроки, людям необходима помощь. Сегодня иногда дело даже не в днях или неделях, а в часах. Мы обязаны быть открыты конкретно для тех людей, которых преследуют в Беларуси..

— Впрочем литовцы очень нехотя утверждали о возможности приема беженцев из Сирии. Вы думаете, что беженцы из Беларуси будут более радушными
— Естественно, мы исторически ближе, Беларусь — историческая сестра Литвы, о которой мы, возможно, забыли из-за ее замкнутости и изоляции, по этой причине у нас нет выбора. Мы обязаны с распростертыми объятиями протянуть руку всем людям, которые стремятся к свободной Беларуси, и сами на себя возложить активную роль не только благодаря тому, что это правильно с точки зрения прав человека, но и благодаря тому, что сами мы живём в намного безопасном районе..
— Вы не гнушаетесь выделять в публичном пространстве, что в литовской политике должно быть больше женщин. Считаете ли вы, что введение гендерных квот могло бы избавиться от этой проблемы в интересах гендерного равенства
— Я думаю, что это очень нефеминистское предложение, я думаю, что звать вас занять позицию только благодаря тому, что вы женщина, не очень честно, я думаю, что ваши компетенции обязаны быть на первом месте. Однако, с другой стороны, я думаю достаточно важным лидерство в привлечении женщин в политику или продвижении достижения наибольших должностей. Тут у нас не было квот в Партии свободы, однако есть три женщины из наших пяти и, если судить по всему, шесть из десяти. Иногда собственно это и происходит, когда вы поддерживаете многообразие. В политике вообще, я думаю, особенно актуально иметь многообразие: и мужчин и женщин, и людей младшего и постарше, людей различных профессий. Подобным образом, вопрос о женщинах особенно актуален с точки зрения многообразия, так что одна точка зрения не доминирует..
— Но как вы думаете, данный процесс предоставления большего количества женщин в политике должен быть оставлен на волю случая, или вы все еще не представляете, как его можно стимулировать
— Я считаю, что политических лидеров нужно пытаться звать, стимулировать к выбору политического пути. Пока, как минимум, на этом этапе, мне, кажется, лично это получалось, но я достаточно часто вижу женщин, не желающих заниматься политикой, не желающих жертвовать семейным временем или достаточно часто думающих, что они не смогут сделать это, даже в том случае, если существует много, намного менее компетентных людей в политике. Это, я думаю, попытка показать и довести лидерство.
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий