Альгимантас джекуолис

Algimantas ДЊekuolis. Еще не все свидетели умерли

Альгимантас джекуолис

С сентября 1939 года на шоссе Вильнюс-Укмерге по выходным было столько же людей, сколько на литовских шоссе. Вождение грузовиков с солдатами, сантехником, легкими, танками, транспортерами, пехота в очереди и тусовка.
Поляки подали прошение о предоставлении убежища в Литве. Потому что гитлеровцы напали на них изо всех сил, а затем немцы присоединились к Советам. Он устал, получил травму. Несколько офицеров пересекли переднюю стену.
За ними последовали Советы. Их грузовики и танки часто выходили из строя. Он остановился по дороге.
В умах литовцев царила неразбериха. Вильнюс очень нуждался, нам его дали Советы. Произошла перемена: в Вильнюсе мы, а мы в России. Двуручная пила разрезала брандмауэр, бросая его куски в пролом. Затем Вильнюс и Литва перестают быть разделенными. Вокруг была охрана солдат. Снята литовская кинохроника. На заднем плане можно увидеть шорты с короткими и тонкими икрами. Это. Я карабкалась, но ничего не позволяла. Затем на всю оставшуюся жизнь я ворвался в такое место, куда не было возможности взломать..
По всей Европе нависли темные тучи. Единственной надеждой, хотя и весьма туманной, казалось, был Советский Союз. Было провозглашено пролетарское государство, хотя это не так. Лишь немногие полуграмотные, такие как Ворошилов и Будион, остались на вершине. Всех офицеров, даже таких героев гражданской войны, как Тучаевскск и латыш Сталин, приказали расстрелять, опасаясь бонапартийского переворота. Это было замаскировано под борьбу с нацистскими или японскими агентами. Объявлено, что его республики являются государствами. Мы знали, как это было на самом деле.
Италия, Венгрия и Португалия также оказались под железной обувью фашизма. Гитлер был оккупирован Чехословакией. Гражданская война потерпела поражение от испанских демократов.
Понятно, почему тогда почти все европейские интеллектуалы в той или иной степени поддерживали Советский Союз. Такие умственные способности, как Ромен Роллан, Арагон, Стейнбек.
Бернард Шоу потребовал, чтобы портрет Сталина висел над его головой. Хемингуэй подписался на секретного агента советской разведки и был принят. Правда, он мало заботится.
Без контекста невозможно понять действия некоторых литовцев. В конце концов, Тарутис, герой Петра Цвирки, который выжил на этой земле, был литовским добровольцем-творцом. Воевал против большевиков. До ее поездки в Москву в рядах «Саломеи Нос» нет политики или линий. Затем ей пришлось написать стихотворение о Сталине. Только у С. Нериса не было. Даже Миколайтис Путинас написал стихотворение о Сталине намного позже. Диктатура диктовала и песни, и картины. Популярность ничему не помогла. Были депортированы Антанас Мекинис, Казис Борута, Августинас Грицюс, Юозас Келяутис и многие другие. Винцас Краве (Мицкявичюс) не избежал нападений гитлеровцев, а остался в Литве и рассказал, как все было..
Наш офицер был вождем Советской армии. Первые советские гарнизоны сдали казармы.
Джон Норейка, впоследствии ставший генералом Верой, подписал немецкие документы о создании еврейского гетто в Шяуляе и национализации их богатства. Я не понимаю, зачем немцам нужна была его подпись. Из-за подписей не повернули головы. Затем, когда Йонас Норейка попытался вести себя по-своему, он сразу же попал в тупик. Позже советский допрос был безмолвным, хотя знал многое. Я пытался поговорить с ним разными способами. Ткани расширили его веки, голодая глазное яблоко.

Даже Миколайтис Путинас написал стихотворение о Сталине намного позже. Диктатура диктовала и песни, и картины. Популярность ничему не помогла. Антанас Мекинис, Казис Борута, Августинас Грицюс, Юозас Келяутис и многие другие были депортированы..
В этом кровавом месиве не могло быть абсолютной правды. Она не выжила. Это была моя правда, и я ошибался. Во время ужасной депортации семей в июне 1940 года компании наших национальных меньшинств были проводниками и оценщиками депортации. Кто составил список, неизвестно. Однако винить меньшинство в целом может только преступник. В средние века в Европе шла Тридцатилетняя война, и ей было сто лет. Устенька. Когда полиция и ССБ начнут свою работу, мы увидим, что дураков, которые приносят пользу Кремлю, немного..
В Вильнюсе после войны один из соседей по улице Доминиконас, старый еврейский друг нашей семьи, был высоким и сильным человеком. Немцы назначили его полицейским в гетто. DavA— lazdA…. Его обязанностью было разобраться: поддержать эту семью в течение следующей недели. Сам он выжил, но стал ужасным алкоголиком. Он искал выпить с шести часов утра. Поездка в Израиль боялась.
Может, теперь мы, успокойся, будем в безопасности, вспомним память об этих людях на сухой ветке.?
Мы мирно живем 30 лет. Русские, которые остались, выучили литовский язык и внесли свой вклад в экономику страны. За рубежом соревнуются под Триколором. У поляков есть свои школы, хотя иногда в классе учатся четыре ученика. Это дорого обходится государству.
Не будем сносить памятники и рассекать давно умерших. Никто в Европе этого не делает. В Париже даже есть мост имени русского царя. Наполеон, короли и коммуны спокойно лежат в центре города. Обучает население.
Это то, что успокаивает мир в Литве, безопасную ситуацию в стране и постепенно растущее благосостояние.?
Мы кристалл в глазах московских самодержцев и ядовитый пример. Специально для Калининграда, хотя деньги в эту область текут непрерывно. Менеджмент искусственно не дает компаниям вернуться в Россию.
Поэтому Литве нужны полезные дураки, чтобы их затуманили. Стоит дешево, а путаница уже вызвала.
Они не жалеют памяти не только об умерших, но и о самых маленьких. Изобрели особые прокламации: что в советской системе каждый, кто получил высшее образование, получил назначение на эту работу, что не было безработицы или кризиса, литовство и церковь не подвергались притеснениям и так далее. т. Приклейте их в пределах метра от земли. Взрослые не обратят внимания, дети не обратят внимания. Прокламации на хорошей бумаге. Через тридцать лет эти дети будут править холодом.
Не будем сносить памятники и рассекать давно умерших. Никто в Европе этого не делает. В Париже даже есть мост имени русского царя. Наполеон, короли и коммуны спокойно лежат в центре города. Просвещает население. Это всего лишь километр столбов, идущих по дороге, по которой никто не думает возвращаться.
В Литве мы имели дело со средневековьем 30 лет назад..
Источник: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий