Активисты по защите прав животных говорили о мрачных схемах «легализации» питомников и указывают пальцем на

Представители защиты прав животных рассказали о мрачных схемах «легализованных» питомников и указали пальцем на власти: мы показали вам некоторые места еще в 2013 году.

В последние дни в Литве выявлено несколько нелегальных собачьих питомников. Смотрители за животными указывают пальцем на Продуктовое и ветеринарное управление и поговаривают, что оно не делает собственные функции, а наоборот — иногда даже прикрывает нелегальные питомники. Продуктово-ветеринарное управление отвечает, что они проводят проверки и сами требуют более строгих штрафов..
Кто отвечает за нелегальное разведение — данный вопрос обсуждался в программеTELEVISION «Тема дня», гостями которой являются директор Государственной продуктовой и ветеринарной службы (SFVS) Дарюс Ремейка и руководитель Литовской организации защиты прав животных Бригита Кимантайте..

— Гражданин Ремейка, собственно ваша служба начала расследование условий содержания животных. Сейчас исследования ведутся в пяти районах..
Д. Ремейка: Как минимум, пять и понемногу плодиться.
— Сколько всего может быть?
Д. Ремейка: В ближайшее время может быть до десяти.
— На выходных ваша служба рассказала, почему о данных случаях раньше никто не сообщал. Это было новостью для тебя?
Д. Ремейка: Да, Эл, для меня это звучит довольно дерьмо, наверное, это тоже не для меня. Ясно, что мы все знаем, что нелегальное разведение, возможно, имеет под собой основу, так как есть интерес, люди хотят приобрести доступнее, скажем, щенка, другое животное. Однако в этом случае это щенки, похожие на породы. И, может быть, эти заводчики увидели такую потребность, особенно перед лицом COVID-19. Люди очень стремятся иметь животное, они хотят тепла, они хотят общения, и часть населения приобретает подобных животных по рекламе. Когда дается объявление, человек предлагает привезти щенков доступнее на заправку или в магазин, и по этой причине люди приобретают.

— Сколько лет вы на службе
Д. Ремейка: Работаю с 2017 года.
— И вы говорите, что это новость для вас именно сейчас. В наше время этого не было?
Д. Ремейка: Незаконную деятельность, как говорят, мы иногда обнаруживаем. 3-4 случая незаконной деятельности каждый год. Как правило люди или соседи, или друзья, или прохожие и наши инспекторы. Два случая выяснены. В данном случае мы действительно рады, что смотрители, которые занимаются уходом за животными, при анализе, возможно, как публичного пространства, так и Facebook, остальных соцсетей, особенно активно занимаются. Мы присоединились к этим инспекциям и видим, что действительно существует несколько заводчиков, которые занимаются незаконной, незарегистрированной работой, с рядом нарушений закона..
— Госпожа Кимантайте, вы слышите, что гражданин Ремейк говорит про то, что для них ново много нелегальных питомников, и вы?
Б. Кымантайте: Для меня новость слышать, что говорит господин Ремейк. После стольких обсуждений, совместной работы, официальных и неформальных встреч, отправки материалов об инкубаториях, участия и поддержки ветеринаров в инкубаториях, действительно очень удивительно слышать подобные вещи..
Хочется узнать, сколько из данных мест, выявленных на выходных, легализованы Государственной продуктово-ветеринарной службой, так как тут все еще пытаются направить язык, словно это какое-то незаконное разведение, сюрпризы, новые места. Нет. Большинство мест, показанных на выходных, известны Государственной продуктовой и ветеринарной службе как свои законные места разведения животных, где происходит неконтролируемая жестокая деятельность по разведению животных..
— Госпожа Кимантайте, разрешите нам ответить господину Ремейку. Вопрос очень ясен: сколько из уже присутствующих под следствием легализовано

Д. Ремейка: Насколько мне известно, существует один законный питомник, однако он разрешен в одном месте, в жилом доме, и оказалось, что это исследование показало, что некоторые животные содержатся в одном уже назначенном месте и все еще уточняются для остальных мест у того же хранителя. животные.
— Сколько питомников? Всего пять районов, да? Теперь вы говорите, может быть, будет десять.
Д. Ремейка: Из пяти хранителей, которые, как все знают, сейчас записывают эти отчеты и находятся под следствием, некоторые показывают некоторые нарушения условий содержания животных, у одного есть законное разрешение на разведение, однако, как я желал бы подчеркнуть, он оформил это в собственных помещениях для жилья, и была обнаружена еще одна группа собак. на 2 километра. Это место хранения откровенно не отмечено, о нем не сообщается, мы все еще ищем иные предполагаемые места для данного человека..
— Госпожа Кимантайте, вы слыхали о расследуемых делах, которых, как сказал господин Ремейка перед началом передачи, может быть всего десять, существует только один законный и подтверждённый.
Б. Кымантайте: Я могу просто ответить, что дело Кретинга, из которого было взято большинство собак, проводится людьми — не буду называть их имена в прямом эфире, — о которых мы первый раз сообщили Государственной продуктово-ветеринарной службе в 2013 году. В то время содержалось 22 собаки. Была проведена проверка, и в течение многих лет не только наша организация, еще одна организация, которая регулярно спасает таких племенных собак, регулярно информировалась об их, так сказать, жестоких действиях..
Законная, но жестокая деятельность. И пока что через 7 лет у нас еще большая, взрослая ситуация. Это показывает мне, что даже с информацией здесь ничего не происходит, нет никакого контроля. Отмечу, что сказать, что мы установили и проводим проверки — это одно. Но вопрос про то, что происходит, когда мы сообщаем, сколько информации было получено от нас за долгие годы, от остальных организаций, что происходит, что делает учреждение, — именно то место, которое сегодня узаконивает..

— Госпожа Кимантайте, короче, можно ли сказать, что вы просто обвиняете службу в безразличии к проблеме
Б. Кымантайте: Я не хочу применять слово «подозреваемый», я просто отмечу, что да, это серьёзная ответственность и невнимание со стороны службы, в которую мы действительно отправили информацию, с которой мы встречались де-юре и неформально. Было проведено три международных исследования, в которых было выявлено очень много инкубаториев и ветеринаров. Эти места постоянно были известны, была всегда доступна информация и партнерство с нами. Но чего мы не хотели и все время наблюдали, так это того, что как только мы показываем место, определяем, указываем координаты и людей, которые разводят, разводят животных, это последний раз, когда с нами приходилось — приходили инспекторы, представители, узаконивали место, разрешали продать 18 незаконно выведенных щенков, из которых человек заработал 6 или 5 тысяч евро, а место до этого времени не находится под контролем.

— Было бы достаточно хорошо, госпожа Кимантайте, если бы вы назвали этот питомник именно, так как господину Ремейку, возможно, будет не легко ответить, если в этой ситуации нет конкретики..
Б. Кымантайте: Не хочу называть фамилию той женщины, однако она на Таураге. И мы писали письма, очень большие письма, просили пройти осмотр, при этом нас не пустили, лишь потом получили информацию, что найдено несколько сук. Поскольку мы знали разную информацию, мы нажали сервис.
— Гражданин Ремейка, вы знаете данный случай, как говорит госпожа Кимантайте, — она называет это не местами размножения, а местами разведения, и что ветеринары прибывают и легализуют эти племенные заводы, позволяют продавать щенков, а потом они работают легально.?
Д. Ремейка: Вот одно видение с одной стороны. Практически, в любых ситуациях, поскольку у нас действительно огромное количество зон контроля — 48 зон контроля, защита животных — одна из них. И да, в теории возможен данный случай, когда человек может плодиться нелегально, но мы приходим туда, где можно обеспечить благосостояние животных, бывают ситуации, когда они хранятся, а когда нет. Если благосостояние животных выполняется, мы говорим: пожалуйста, есть требования, зарегистрируйте собственную деятельность, соблюдайте требования, побеспокойтесь о животных, и эта деятельность может быть легализована..

— Это законно? Законно ли начинать деятельность незаконно, привлечь инспекторов, внимать их рекомендации и легализовать деятельность? Закон Литвы учитывает подобные вещи?
Д. Ремейка: Да, думаю, у нас имеются такие мясные магазины. К примеру, незаконную деятельность мы выполняем, как говорят, разные меры контроля. Да, он отвечает за эту незаконную деятельность, ему становится тоскливо или он на время отстранен, однако если он говорит, что да, я буду исполнять, есть у него условия, и они будут исполнять.
— Ладно, это логика, мистер Ремейк. Можно ли из данных десяти, как вы назвали, потенциальных горячих точек, питомников, мультипликаторов, как их называет г-жа Б. Кимантайте, легализовать по этой схеме? Инспекторы приехали, проконтролировали, рассказали, что необходимо исправить, какие минусы, и они станут легальными питомниками.?
Д. Ремейка: Я думаю, что эти заводчики различные, а те нелегалы — различные. Да, там, где мы видим определенный случай жестокого обращения с животным, пыток, тогда мы будем использовать самые суровые наказания к суду, это может быть так. Однако в некоторых случаях, если заводчик считается незаконным, если животные находятся под надзором.
— А сколько он делал раньше?
Д. Ремейка: Да, тут проводятся исследования, и сейчас мы также рассматриваем это как коммерческую деятельность. В настоящий момент мы активизировали нашу работу с Государственной налоговой администрацией, так как это практически коммерческая деятельность, нелегальная, и они будут расследовать неучтенные доходы. Но, наверное, все мы имеем право загладить собственную вину. Я просто хочу сказать, что если будут очевидные нарушения благополучия животных, не будет законности, и данные люди, возможно, ответят..
— Госпожа Кимантайте, то, что вы называете преступной схемой, гражданин Ремейка говорит, что это законно..
Б. Кымантайте: Если гражданин Ремейка, как руководитель этого заведения, называет это законным, то по этой причине у нас сложилась ситуация, которая сегодня неудивительна. Мнение про то, что вы руководствуетесь только законом, правило про необходимость перехода из противозаконного в законный, при полном игнорировании содержания, про то, что лицо, занимающееся воспроизведением, не имеет на это полномочий и делает это очень жестокими и жестокими способами — это одно. Второе, благосостояние животных и то, как смотрятся эти имеющиеся животные, совсем не гарантирована, человек не знает, Что такое разведение, что это большой процесс различных действий, когда потребуется много ветеринарной помощи и все те вещи, которые вы вы не стали бы разводить, так сказать, животное, которое крайне вредно для потребителя, с которым он будет страдать все годы. Пострадайте и тому человеку, который приобрел такое хромое животное, и тому животному..

Мы упускаем из виду содержание проверки и не хотим, чтобы это учреждение легализовало деятельность лиц, которые не имеют полностью никаких знаний, никаких моральных норм и демонстрирующих это в течение многих лет собственной незаконной работой. Уважаемая Ремейка! Скажите, пожалуйста, на сколько из предоставленной вами информации было отказано в разрешении? Никто. Все места всегда легализованы, никогда не оцениваются.
— Благодарю, госпожа Кимантайте, за ваши ответы. Благодарим вас за ответы, гражданин Ремейка, и мы с нетерпением ждем результатов ваших запросов..
История: www.lrt.lt

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий